Сделано в России: Konstantin Chaykin, часы высокого полёта

Прочтёте за 5 мин.
09 сентября 2015

Как петербургский часовщик тягается с швейцарскими брендами

IT-инструменты, которые использует Константин Чайкин

  • Instagramm
  • Facebook
  • 1С:Бухгалтерия
Отслужив после окончания колледжа два года в армии, дипломированный радиотехник Константин Чайкин подался в бизнес, решив сколотить состояние на продаже недорогих часов. Кто знает, затей он тогда торговлю бойлерами, сухим молоком, стройматериалами или дымковской игрушкой – и не было бы у России сегодня своего единственного члена Международной академии независимых часовщиков. Однако, обо всем по порядку.

Досье

Константин Чайкин, 39 лет, основатель часовой мануфактуры «Konstantin Chaykin». Единственный российский член Международной академии независимых часовщиков. Победитель конкурса ИР «Техника – колесница прогресса». Автор более 50 патентов на изобретения в области часовой механики. Автор книги «Часовое дело в России. Мастера и хранители». Родился в Ленинграде. В 1995 году закончил Санкт-Петербургский колледж телекоммуникаций по специальности «радиотехник». Профессию часовщика осваивал самостоятельно.

Константин Чайкин 2.jpg

От продаж – к производству

«Никакой особой предыстории, как у потомственных швейцарских часовщиков, у меня нет. Единственное, что нас связывало с предметом торговли - бабушка когда-то работала приемщицей в мастерской по ремонту часов на Невском, 23. На момент запуска бизнеса меня захватывал сам факт торговли. То есть мне было все равно, чем торговать. Часы я выбрал по счастливой случайности» - вспоминает Константин.

Счастливой случайность стала позже, а сразу Чайкину открылись не лучшие качества хронометров - они оказались хрупкой, капризной вещью. Часы ломались, и покупатели несли их на обмен или в ремонт. Так начинающий предприниматель впервые столкнулся с параллельным доселе миром – миром часовщиков и реставраторов.

Если вы хотите успешно торговать часами, придется разбираться в них - как минимум для того, чтобы не быть обманутым. Поэтому, продолжая возить часы из Москвы в Петербург, Константин начал читать профильные статьи и журналы, посещать выставки. Тема казалось все интереснее и интереснее. В 2000 году возникла идея – сделать свои собственные часы. Первыми стали простые настенные ходики с кварцевым механизмом, потом - подарочные золотые часы на юбилей отцу. Авторскими в них были только корпуса и стрелки - к механизмам Чайкин тогда не притрагивался.

«Первый свой полноценный механизм я сделал с турбийоном. Это устройство для повышения точности хода, нивелирующее воздействие гравитации земли при разном положении часов в пространстве. Почему я за него взялся? Потому что прочитал в часовом журнале, что в России никто и никогда не делал турбийонов. Меня это зацепило» 

«В моем образовании часовщика все поставлено с ног на голову, – признается предприниматель. - Первый свой полноценный механизм я сделал с турбийоном. Это устройство для повышения точности хода, нивелирующее воздействие гравитации земли при разном положении часов в пространстве. Проще говоря, очень крутое и популярное усложнение, которое трудно дается даже опытным часовщикам. Почему я за него взялся? Потому что прочитал в часовом журнале, что в России никто и никогда не делал турбийонов. Меня это зацепило. Я полез в интернет, накачал разных схем, чертежей, накупил книг по часовому делу, и засел за турбийон. Делал его, кажется, месяцев семь. Но в итоге все получилось - каретка вращалась, турбийон работал. Часовой механизм к нему я сделал из деталей от настольных часов «Весна», изменив конструкцию. После этого я написал журналисту, чья статья меня так вдохновила, что теперь и в России есть свои турбийоны. Обо мне вышла статья. Теперь я мог говорить о себе как о часовщике».

Часы Cinema 1.jpg
Часы Konstantin Chaykin, коллекция Cinema

От производства – к продажам

Первое время часовщик Чайкин работал без рекламы, исключительно по рекомендациям. Осваивал различные надстройки, усложнения, занимался реставрацией старинных часов. В 2003 году появилось понимание того, что часы с интересными компликациями (усложнениями) стоят очень дорого - и если поставить их производство на поток, наладить сбыт, то можно хорошо заработать.

Как и в образовании, бизнес Чайкина во многом эволюционировал «с ног на голову»: благодаря природной изобретательности, он, обогнув масс-маркет, сразу попал в элитный сегмент: «На западе есть такой термин - haute horlogerie, высокое часовое искусство. Моя деятельность относится к этому определению. Массовый сегмент я не то чтобы миновал, просто пошел другой дорогой. Масс-маркет – это, прежде всего, бизнес, а элитный сегмент – все же искусство».

Сделать из искусства бизнес – тоже искусство. Этому пришлось учиться. Чайкин быстро понял, что в очереди за его механизмами никто не стоит. Штучная работа продается при помощи имени. Если ты являешься неизвестным мастером или неизвестным брендом, реализовывать дорогие товары (а они не могут быть дешевыми) очень сложно. Бренд элитных часов «Константин Чайкин» был неизвестным брендом. Не загнуться этому направлению помогли дополнительные источники дохода – упомянутый уже часовой магазин, услуги по реставрации хронометров.

Следующий вывод, который сделал для себя бизнесмен Чайкин, во многом был продиктован безысходностью: при отсутствии средств на продвижение раскручивать свой бренд нужно не с создания коллекций, а с поиска заказчиков на какие–то необычные вещи. Тогда уже не имя продает вещь, а вещь - имя. С этого Константин и начал. Расчет сработал – пошли заказы на изготовление необычных часов.

Часы Carpe Diem 2.jpg
Часы Konstantin Chaykin, коллекция Carpe Diem.

«Первые заказчики пришли по знакомству. Убедить их было очень просто - кроме как у меня они нигде в России свой заказ не разместили бы. Оказалось, такого никто не делал».

Введение в бизнес

Элитные часы - это не бриллианты и драгметаллы. Точнее, не только они. Это, в первую очередь, «идеальный механизм», усложненный различными надстройками. Все детали механизма тщательно обработаны, отшлифованы, отполированы, декорированы узорами гильоше и т.д. Усложнения бывают самые разные. Самые популярные - указатель фаз луны, большая дата, минутный репетир, вечный календарь, турбийон.

«Это бизнес эмоциональных покупок для состоятельных людей. Роскошные автомобили, яхты, породистые лошади, дорогие необычные часы - это все один сегмент»

Часы делятся на наручные и интерьерные (настольные, напольные, настенные, каминные и т.д.). Между ними не так много различий, просто одни работают на имидж жилища, а другие – человека. Как и карманные, часы-броши, часы-кольца и т.д.

Производство необычных часов напоминает производство драгоценностей ручной работы. Их делают крупные часовые компании - в качестве топовой продукции, и компании помельче - вроде мануфактуры Чайкина, и часовщики-одиночки. Как раз из талантливых одиночек и образовалась в свое время Академия независимых часовщиков.

«Мир часовщиков - именно часовщиков, а не часовых брендов - довольно дружелюбен. –уверяет Константин. - Меня там встретили приветливо, хотя поначалу и недоверчиво. Когда принималось решение о принятии меня в AHCI (это случилось в 2010 году), приезжал даже специальный человек в Петербург - проверять, действительно ли я тут сам все делаю».

Константин Чайкин 1.JPG

Часовщики обычно встречаются на профильных выставках разных масштабов. Крупнейшая международная выставка часов и ювелирных изделий ежегодно проходит в швейцарском Базеле.

Стоят элитные  часы по-разному, в зависимости от марки, механизма и т.д. Авторские хронометры можно купить и за 20 тысяч долларов, и за 20 млн. Самая высокая из известных цен - 24 млн. долларов за карманные Henry Graves от Patek Philippe.

Экономика: учеба на ошибках

Работая с заказчиками, Константин собирал портфолио. С каждой новой задачей росли и качество, и сложность проектов. В 2005 году - первая часовая выставка, в 2007-м – вторая. На выставках демонстрировались, в частности, его настольные астрономические часы «Воскресение» с пасхальным календарем, настольные часы-скелетоны с турбийоном «Ant’s tourbillon», наручные часы-загадка «Mystery» на 1000 камнях, каретные часы с турбийоном и пр. Выставки, по словам предпринимателя, дали многое - известность, публикации в прессе по всему миру, заказчиков, партнеров, опыт.

«Собственные часы и часы для заказчика отличаются на самом деле не многим. – рассказывает часовщик. - Я не иду на поводу у заказчиков, максимум – они могут задать тематику, идею, а как это реализовывать, решаю я сам. Дело в том, что на часах будет в любом случае стоять мое имя, я не могу позволить себе делать что-то, под чем постесняюсь подписаться. Да и заказчикам в первую очередь интересно получить часы «от Чайкина», а не просто безымянную реализацию своего концепта».

В 2011 году появился инвестор – московская компания «Ника» (производство ювелирных часов), готовая вложить средства в развитие часового бизнеса Чайкина. Через год были принято решение о переносе производства в Москву. Планировалось, что так будет легче вести продажи – большинство покупателей часов были из столицы.

«В регионах вести такой бизнес можно. С точки зрения производства - даже лучше. Но только если налажены продажи». 

До переезда бизнес Константина не был полностью заточен под изготовление часов - существовали ремонт, реставрация, изготовление деталей. У этих направлений было огромное преимущество – «быстрые» деньги. Можно было перебрасывать средства с одной задачи на другую в зависимости от ситуации и обходиться без кредиторов.

В Москве параллельные направления были свернуты, все усилия направлены только на изготовление собственных коллекций, часов и механизмов. Увы, четыре года работы показали: взять нахрапом большую долю довольно узкого рынка не вышло. Кроме того, отказавшись от «быстрых» денег, предприятие становится очень уязвимым в кризисные времена. Большие проекты, особенно с привлечением чужих средств, приносят прибыль очень не быстро. А зарплату сотрудникам (налоги, аренду) нужно платить регулярно.

«Есть еще один нюанс. В отличие от западных компаний, где себестоимость часов составляет около 15% от розничной цены, в нашем случае она может составлять 60-70%. – рассказывает Константин Чайкин. - Почему так? Разный масштаб. У них производство часов - 1000 штук, а у нас - 10. Там много хороших специалистов, много фирм, которые делают отдельные детали помногу и недорого. У нас же все индивидуально, везде штучная работа, все дорого. Поэтому и структура бизнеса другая. Мы не можем работать с дистрибуцией, мы не можем работать  с ритейлом – партии маленькие, слишком затратно. Вынуждены продавать часы через агентов за небольшой процент, либо напрямую - конечному клиенту».

План инвесторского проекта состоял в постепенном наращивании объема производства для получения низкой себестоимости изделия. Партнеры планировали производить около 200 часов в год. Увы, этого достичь не удалось.

«Основные причины - недостаточный объем инвестиций, неправильный расчет сроков окупаемости, неверная бизнес-модель, отсутствие грамотных управленческих кадров, – анализирует неудачи собеседник. - Продажи и маркетинг развивались слабо. К этому моменту в стране начался кризис, и мы решили реструктурировать компанию, чтобы по максимуму сохранить рабочие места для обученных специалистов. На данный момент компания извне не финансируется. Но с инвесторами остаются честные партнерские («Ника» - соучредитель компании «Константин Чайкин» - прим. редакции) и даже дружеские отношения».

На данный момент объем производства предприятия сокращен до 10–20 часов в год. Основной источник дохода – свои проекты и изготовление часов под заказ. 10 штук – это, к слову, совсем не мало. На производство одних авторских часов уходит от 6 месяцев до двух лет. Поскольку часы уникальные, неизбежны все стадии - от разработки конструкторской документации на каждую деталь до тестирования прототипа и выявления ошибок в конструкции. Это экспериментальное производство, оно не бывает быстрым, поскольку имеет мало повторяющихся операций.

Часы Shabbat 2.jpg
Интерьерные часы Konstantin Chaykin, коллекция Shabbat.

Для продвижения бренда компания сегодня выбрала социальные сети, личные связи и бесплатный PR – интервью и статьи в журналах. Профит от такого продвижения, по словам владельца бизнеса, есть, но ошеломляющим его не назовешь: клиенты в этом сегменте бренд-ориентированные, и предпочитают покупать зарубежные - в частности, швейцарские часы. Три года назад и пять лет назад структура спроса была аналогичной.

Партнерами компании на сегодняшний день являются несколько магазинов в России, продажи осуществляются на условиях комиссии. За границей продукция под брендом «Константин Чайкин» представлена в Австрии: «С владельцем австрийского магазина у меня давние теплые отношения, плюс он берет небольшую комиссию. Все просто».

Как делают необычные часы

Год назад на предприятии Константина Чайкина работало 50 человек: один sales-менеджер, три сотрудника отдела маркетинга, остальные - производство и административный персонал. Сейчас компания сократилась и разделилась: осталось около 30 человек, из них 20 работают на проекты партнерской компании «Ника», производят механизмы. Оставшиеся десять занимаются производством часов «Константин Чайкин». Маркетингом и продажами – включая встречи с клиентами – занимается сам Константин.

Прецизионные детали (высокой точности) и повышенное качество финишной обработки подразумевают большое количество ручной работы – на нее в часовой мануфактуре Чайкина отводится 70% всего производственного цикла. На аутсорсинг отдается немного операций - изготовление стекол, ремешков, упаковки. Камни предприятие заказывает на Кусинском заводе точных камней, стекла - в Петербурге (Оптотех), ремешки – у «Ателье Артизаналь». Иногда в качестве подрядчиков выступают граверы.

Часы Hijra 2.jpg
Часы Konstantin Chaykin, коллекция Hijra.

Сегодня в ассортименте компании есть настольные и наручные часы из разных коллекций. У каждой модели имеется какое-то усложнение – индивидуальное и даже запатентованное. Например, часы Cinema оснащены встроенным механическим кинотеатром, аналогом старинного зоопраксископа. Это механизм, с помощью которого в специальном окошке прокручивается короткий ролик - например, скачет лошадь. Или наручные часы с индикацией фаз Луны. Часы с индикацией минут в виде анимированных песочных часов. Естественно, такой бизнес – в части производства – невозможно продавать по франчайзингу.

За все время существования бизнеса Чайкин уволил несколько десятков сотрудников. Самая частая причина – «выполняли свои обязанности недостаточно хорошо». В кадровой политике компании есть и премии и штрафы. Премии – за сверхурочную работу, штрафы – за дисциплинарные нарушения, например опоздание на работу или за некоторое количество брака в производстве.

Российский бренд

«Нашим клиентом, как правило, является владелец уже большого количества дорогих часов, человек искушенный и в большинстве случаев неплохо знающий часовой рынок. – рассказывает Константин. - Мы ориентированы на людей, которые «прошли» какое–то количество известных брендов и хотят приобрести часы с изюминкой, которую им не может предложить большинство швейцарских компаний. Мы специально делаем упор на то, что это российский продукт. 100% деталей – отечественного производства».

Часы lunohod.jpg
Часы Konstantin Chaykin, коллекция Lunokhod.

Несмотря на то, что элитный часовой бизнес в России ориентирован на искушенного клиента, объем продаж неизменно увеличивается перед Новым годом, 23 февраля и 8 марта. Летом - затишье.

Изобретатель утверждает, что конкурентов среди российских производителей часов у него нет – они находятся в разных сегментах рынка: «Большинство российских часовых брендов используют механизмы зарубежного производства, а здесь осуществляют лишь сборку. Корпуса и циферблаты часто заказывают в Китае. Впрочем, есть два часовых завода - Чистопольский и Петродворцовый, где производят собственные механизмы и это здорово».

То, что часы Чайкина сделаны исключительно из отечественных деталей, оказалось спасением для бизнеса на фоне заметно подорожавшей за последние полтора года валюты. Но и без этого бизнес идет непросто.

«Придумать часы – нет никаких проблем. Основные задачи две – качественно произвести и продать товар. Цикл производства большой - до двух лет. От полугода уходит только на то, чтобы разработать и создать прототип, начать производство. Продавать сложно, потому что, как правило, стоимость начинается от миллиона рублей за часы. К тому же обычная журнальная реклама в этом сегменте работает плохо. Сейчас придуманных проектов намного больше, чем мы можем произвести и, соответственно, продать. При этом работаем мы с полной загрузкой, заказов хватает».

В изготовлении всех комплектующих в России есть и свои минусы – на некоторые детали просто невозможно найти подрядчиков, оборудование для производства стоит слишком дорого. Найти и обучить людей - еще одна непростая задача. 

«Я бы не сказал, что меня что–то очень сильно огорчает или бесит в работе. Законодательство до конца не урегулировано, но особых препон, за исключением сложной процедуры экспорта, для нас нет. Может быть, только качество спроса - некоторый снобизм потребителя по отношению к российскому товару»

Помимо продвижения бренда в мире амбициозных заказчиков, Константин Чайкин сегодня планирует параллельные проекты в более дешевом сегменте часов: «Я полагаю, там как раз можно выйти на низкую производственную себестоимость – те же 15%, что позволит получить реальные инструменты для продвижения и дополнительный источник дохода – а значит, и больше возможностей для творчества и успешного роста в дорогом сегменте».
Кроме того, признался Константин, есть много интересных идей, не относящихся к часам – Чайкину крайне близка тема инноваций: «Если бы я не занялся часами, занялся бы либо энергетикой, либо транспортом, в любом случае это было бы связано с инновациями».   

Константин Чайкин 3.jpg


Комментарии

0
Войдите через аккаунт социальной сети:
  • Прокомментируйте первым.

Это ответ на комментарий (отмена - x)
Все материалы