Руки-ножницы: как Василий Михайлов создаёт глобальную сеть парикмахерских у дома

Прочтёте за 7 мин.

«Я и сам стригусь у себя в «СуперМЕНе» каждую неделю»

IT-инструменты, которые использует Василий Михайлов

  • 1С:УНФ
  • AmoCRM
  • 2ГИС
  • Instagram

Василий Михайлов стал обладателем машинки для стрижки, ещё будучи школьником – шёл с мамой по рынку и попросил её купить. Сначала стриг друзей, потом увлечение переросло в профессию – выучился на парикмахера, участвовал и побеждал в конкурсах, открыл салон. Но этого активному парикмахеру было мало, он мечтал о глобальной истории – и в итоге придумал и запустил сеть автоматизированных барбершопов-лоукостеров. О том, как автоматизация может помочь даже в таком традиционном бизнесе, как парикмахерская, порталу Biz360.ru рассказал Василий Михайлов.

Досье

Василий Михайлов, 32 года, предприниматель из Москвы, основатель салона красоты  «Фъёртис», лаборатории окрашивания волос  ColBa, сети бюджетных парикмахерских  «СуперМЕН». Родился и вырос в городе Ковдор Мурманской области. После школы поступил в Санкт-Петербургский колледж парикмахерского искусства. Победитель международных конкурсов Trend Vision Award (2009) и Haidressing AwardProfessional (2008).

Василий Михайлов

Как всё начиналось

Однажды мы с мамой шли по рынку, я увидел машинку для стрижки и попросил её купить. Начал стричь друзей дома. Понятно, что никаких журналов я не смотрел, стриг по наитию. Пробовал разные насадки. Как я сейчас понимаю, то, что у меня получалось, это был полубокс. Стало получаться, друзьям нравилось, и они начали ко мне приходить ежемесячно. 

Закончил одиннадцать классов, мама предложила пойти в парикмахерский колледж в Петербурге. Я говорю: «А давай!» Поступил. И всё как-то быстро закрутилось. Видимо, я попал в то место, куда должен был попасть.  

В 19 лет стал работать сразу в двух салонах. Мальчиков в нашем колледже было мало, и меня стали звать на конкурсы, я везде начал участвовать – в Петербурге, в Москве. Занимал призовые места, потому что очень много тренировался - с утра до вечера. 

Что такое тренировки у парикмахеров? Причёску на конкурсе надо сделать за 18 минут, а я первый раз делал её три часа, и она не получилась. И вот ты работаешь, работаешь, доводишь процессы до автоматизма, смотришь, в какой операции сколько времени можно сократить.

Василий Михайлов 

Мне повезло, моя старшая сестра-красотка также училась в Петербурге, она позволила на её голове проводить эксперименты, так что я тренировался на ней.

Все деньги, которые на тот момент зарабатывал сам и которые мама могла мне дать, я тратил на лаки и стайлинги. Количество перешло в качество, я побеждал на многих конкурсах. 

От причёски – к управлению бизнесом

После колледжа я пошёл работать в салон и продолжал участвовать в конкурсах, где научился делать много того, чего обычные парикмахеры делать не умеют. Конкурс всегда диктует тренд, которому надо соответствовать. Нужно создать необычную причёску, соответствующую трендам конкурса. Если прическа красивая и весь ансамбль завершён, то тебя и оценивают по высшему баллу. Поэтому надо думать не только о причёске, но и о том, как будет одета модель. 

Перед конкурсом Wella Trendvision в 2009 году я искал платье для модели. Одна клиентка была знакома с Юдашкиным, предложила: «Напиши письмо Валентину, я передам». Я написал. И мне предложили на выбор три платья от Юдашкина! Это позволило закончить образ, и я победил. Это была очень важная победа для меня – я выиграл бесплатное обучение в Лондоне, меня заметили, стали приглашать как молодого успешного парикмахера.

Василий Михайлов 

В 2012 году меня пригласили в московскую сеть салонов «Моне». У них открылось новое направление – четыре салона экономкласса Vanity, требовался менеджер. К тому времени я знал парикмахерский бизнес со стороны мастера, а мне хотелось узнать его и со стороны финансов, экономики, маркетинга. 

От меня требовалось делать то же, что я делаю сейчас, руководя своей сетью «СуперМЕН». Но тогда у меня не было опыта, не было никого, кто говорил бы: делай это так, а это вот так. Я набивал свои шишки. Было много слабых мест: я не умел приводить клиентов, не умел рассчитывать экономику, вообще ничего не умел! Весь тот год я, по сути, набирал опыт, и смотрел, как это работает в большом бизнесе, в салонах «Моне». 

Первый опыт был неудачным - я не вывел те салоны в прибыль и ушёл из компании. После этого решил, что не хочу работать на кого-то, хочу работать на себя. 

Идея отличная, название - неоднозначное

Когда я понял, что хочу свой бизнес, то стал думать, где мне взять деньги на открытие салона. Увидел на итальянском сайте рекламу складных чемоданчиков, которые превращаются в рабочие места для стилистов. На чемоданчики я потратил около 70 тысяч рублей, которые одолжил у родителей. 

Придумал бренд – «Фъёртис». Это слово из шведского сленга, оно обозначает 14-16-летних подростков, которые накладывают на волосы очень много стайлинга и очень ярко красят лица. Так как мы делали укладки и макияж, я решил, что это интересное название. Но оно оказалось, честно говоря, провальным – его никто не мог ни выговорить, ни запомнить. Для меня это стало хорошим опытом. Я понял, что компанию нужно называть так, чтобы она запоминалась. Больше я таких ошибок не делал.

Фъёртис 

У меня было четыре чемодана. В команде шесть человек. Работали без офиса - чемоданы лежали на балконе. Появляется заказ – я бросаю чемоданы в машину, едем, работаем. Вложения окупились, что называется, за один заход.

Наши услуги оказались востребованы: показы, съёмки, корпоративы перед 8 марта и Новым годом. Нас заказывали «Азбука вкуса», «Метро», разные банки. Средний чек был по 1500 рублей, компании тратили на нас по 100 тысяч. 

Однажды на День пожилого человека по заказу правительства Московской области причесали 500 бабушек. И это же быстро надо сделать, не так, что первую бабушку ты причесал утром, а последнюю – вечером, а часа за два всех. Тут уже, понятно, не вшестером: привлекали мастеров, заказывали столы. 

В 2011-2012 годах популярность выездных парикмахерских услуг упала, заказов стало меньше. Но я понял, что у меня образовалась команда, есть клиенты, которые нас знают, многие спрашивали, можно ли куда-то прийти покраситься-постричься – в общем, было всё, чтобы открыть салон.

Василий Михайлов 

В 2012 году я снял помещение на первом этаже бизнес-центра на Павелецкой. Название уже менять не стал – оставил «Фъёртис», всё же немало людей его уже знало. Шесть мастеров, постоянные клиенты. На открытие салона ушло 2 млн. рублей. На запуск я снова одолжил денег у родителей. Отец и мама бизнесмены, но это всё равно были большие деньги, которые я потихоньку им отдавал. 

Четыре года я продвигал этот бренд, добился того, что «Фъёртис» вышел в хороший плюс - салон зарабатывал 450 тысяч в месяц чистыми. В 2018 году я открыл второй салон под этой маркой. Но с 2016 года, с момента, когда «Фъёртис» стал работать стабильно, я искал идею для нового бизнеса. 

Новый проект

С причёсками происходит то же, что и в одежде: то девяностые в моде, то восьмидесятые. Идёт смешение стилей, можно трансформировать причёску, исходя из опыта. А глобально новое в стрижке придумать сложно. Поэтому сейчас всё развитие уходит в окрашивание, в скорость. Появляются новые препараты, новые кисточки, новая фольга - вырабатываются новые приёмы в окрашивании и уходе за волосами. 

Я знал, что в центрах мировой моды – Лондоне, Париже, Лос-Анджелесе - набирают популярность моно-услуги: в заведении делают одну услугу, но максимально качественно. В колор-барах только окрашивание, в драй-барах – завивка. В Москве ещё такого не было. Я решил рискнуть – открыть колор-бар ColBa.

ColBa 

Вложения требовались приличные. Я нашёл инвесторов, им идея понравилась. Мы открыли новую компанию, поделили доли и начали подготовку к запуску. Нашли трёхэтажное помещение в 150 «квадратов» в здании у метро «Тверская». Дорого, но другого в тот момент не было. 

Мы предполагали, что на запуск хватит 7 млн. рублей. Но в любом ремонте все затраты надо умножать на два. Помещение было в убитом состоянии, пришлось всё полностью переделывать. Три месяца мы делали ремонт, и уже платили аренду. Закупка оборудования, мебель на заказ. Первоначальные вложения в результате составили 14 млн. рублей. 

Никто не планировал тратить такие большие деньги. Но пришлось. Однако, когда мы начали работать, в первый же год выручка салона ColBa составила 48 млн. рублей, а прибыль - 12 млн. рублей.

ColBa 

Сейчас салон ColBa – это 20 человек персонала, у нас работают одни из лучших колористов Москвы. Мы занимаемся окрашиванием, у нас обслуживается очень много знаменитостей. Это салон с услугами класса «люкс», окрашивание стоит у нас от 2,8 до 7 тысяч рублей, стрижки-укладки – от 1,9 до 8 тысяч рублей. 

Барбершоп-лоукостер  

Я люблю создавать бренды и новые проекты, это мой конёк. И мне хотелось больше зарабатывать. А ещё хотелось создать глобальную историю – чтобы компания работала по всей стране и даже по всему миру. Поэтому, хотя у меня уже были «Фъёртис» и ColBa, я искал новую идею. Но, в сущности, это она нашла меня. 

Однажды я ошибся при размещении рекламы «Фъёртис» в Facebook, и объявление о «супервыгодной стрижке всего за 999 рублей» вместо Москвы ушло на всю Россию. Через какое-то время я увидел обсуждение этой рекламы. Народ негодовал – почти тысяча рублей за стрижку?! что можно стричь за такие деньги?! 

Я сам из Мурманской области, и в курсе, что люди за МКАДом живут совсем на другие деньги. Я подумал: стригутся все. Не каждый день, но все. Из этих раздумий появилась идея: парикмахерская у дома, в которой мужчины могут получить качественную услугу быстро, недорого, доступно. Но при этом я должен заработать, иначе какой смысл?

Василий Михайлов 

Сформулировав для себя видение проекта, я расписал все элементы и процессы, которые влияют на чистую прибыль, и стал регламентировать и оптимизировать их так, чтобы они отвечали интересам всех - парикмахера, клиента, владельца. 

Прежде всего, я решил, что помещения должны быть небольшие - от 20 до 35 «квадратов», чтобы не разориться на аренде. Такое помещение требует грамотной организации пространства. Я придумал многофункциональный шкаф: с одной стороны на нём висит зеркало, с другой это гардероб, и в этом же шкафу хранится инструмент. 

Мужики не будут записываться на стрижку заранее. Мужик идёт, увидел вывеску и подумал: «О!» Значит, нам не нужны администраторы. Вместо них - терминал, под который мы на базе 1С создали свою CRM. Ещё одна позиция – уборщица, у нас их нет. Есть встроенные в стену пылесосы - мастеру достаточно подгрести к нему мусор. 


Принципиальное условие – стрижка делается за 20 минут. Чтобы мастер не делал лишних движений, я разложил процесс на составляющие и создал для мастеров регламенты. 

Мы позиционируем «СуперМЕН» как салон-автомат. Это и маркетинговая фишка, и реальное конкурентное преимущество. Кстати, о названии. Его придумала жена. Мне понравилось, я подумал, что это название отражает суть наших мужиков: у нас свои супермены, свои супергерои. И по названию понятно, что это для мужчин. 

По стрижкам я не стал ничего лишнего изобретать: бокс, полубокс, классика, канадка, площадка. Это устоявшиеся названия, люди их знают, они полностью закрывают потребность рынка. Мы добавили только нашу фирменную стрижку - «СуперМЕН».

СуперМЕН 

Первый «СуперМЕН» открыли в Печатниках 27 июля 2016 года. На его запуск ушло 620 тысяч рублей. Когда за первые две недели у нас подстриглась почти тысяча человек, стало понятно, что угадали с форматом. Мы довольно быстро открыли ещё пять «СуперМЕНов». Из них одну точку пришлось закрыть, остальные «выстрелили». 

У нас работают узбеки, таджики - они молодцы, очень трудолюбивые. Им важно, чтобы вовремя платили. В Москве барберы все зажравшиеся, хотят зарабатывать много, а работать мало. А узбеки и таджики шесть дней работают у нас, а в свой выходной ещё где-то подрабатывают. 

«Это проще, чем открыть палатку с овощами»

«СуперМЕН» изначально разрабатывался как сеть. Не имело смысла продумывать такую схему ради одного заведения. Одна СRM обошлась нам в 3 млн. рублей. 

Сначала мы хотели заниматься развитием сети сами. Бизнес-модель предусматривала создание 300 точек за три года – по 100 штук в год. Тут стало понятно, что сами мы не сможем открыть такое количество парикмахерских по всей стране, просто умрём в этой операционке. Когда ты руководишь из Москвы, а парикмахерская у тебя, допустим, в Иркутске, ты туда не дотянешься. 

Но отказываться от амбиций не хотелось. Стало очевидно, что единственная возможность быстрого продвижения - франчайзинг. Франчайзи будет за это болеть, это его бизнес, больше надежды на то, что стандарты будут поддерживаться.

Василий Михайлов 

Мы разработали франшизу и стали её продвигать. Первая франшиза «СуперМЕНа» открылась в декабре 2017 года в подмосковном Реутове. Первая франшизе вне Москвы и Подмосковья - в 2018 году в Новосибирске. Сейчас в сети «СуперМЕН» работает 60 точек, половина из них в Москве. Четыре парикмахерских в Москве непосредственно под моим управлением, остальные – по франшизе. 

Франшиза «под ключ» стоит от 700 тысяч до 1,2 млн. рублей. Роялти – 5 процентов от оборота. Мы предоставляем все регламенты, прописанные структуры, обучение, CRM-систему. Франчайзи остаётся только работать по нашим шаблонам. 

Бренд «СуперМЕН» настолько простой – запустить заведение проще, чем открыть палатку с овощами. Самое главное – ты должен найти персонал. И хорошее место. А дальше делать то, что мы говорим, по строгому чек-листу, и тогда получается результат. Безубыточность за 2–5 месяцев, окупаемость - 10–13 месяцев. Благодаря потоковому режиму работы, экономии на уборщицах и администраторах, хорошей локации ежемесячная прибыль должна составить от 100 до 300 тысяч рублей. 

Рентабельность «СуперМЕНа» - 15 процентов. Обычная рентабельность парикмахерских - от 10 до 30 процентов. Но 30 процентов – это редко. 

Стрижка за 20 минут

Средний чек в «СуперМЕНе» – 362 рубля. В мае 2019 года по всем парикмахерским подстриглось 30 тысяч человек. С каждым месяцем растём на 15-20 процентов. 

Мы продолжаем выдерживать формат небольшой парикмахерской. Самый большой «СуперМЕН» – семь кресел. Но оптимально – четыре кресла. Самая популярная стрижка – полубокс. Первоначальная наша аудитория – мужчины 35-45 лет, они знают цену деньгам и времени. Но уже стало ходить очень много молодёжи, и детей водят, и пожилые приходят. 

Я считаю, что «СуперМЕН» можно открывать в каждом городе, даже в небольшом. Сейчас мы открываем в Новом Уренгое - там 95 тысяч населения. В Кандалакше, на моей родине, в Мурманской области, партнёр хочет открываться – а там всего 30 тысяч жителей. В регионах у нас работают русские мастера. Думаю, со временем и в Москве будет много русских работать. Просто проект должен стать узнаваемым, думаю, скоро это произойдёт.

СуперМЕН 

У нас много акций, фишек. Например, сразу было установлено, что время на стрижку - 20 минут. А сейчас мы вводим специальный таймер: если клиент хочет проверить, за какое время его постригут, нажимает кнопочку, мастер начинает стричь. Если он не уложился в 20 минут, клиенту скидка. 

У нас есть день «Отец и сын»: в среду отец и сын могут постричься за 400 рублей на двоих. В понедельник все пенсионеры стригутся за 100 рублей. Промоутеры раздают купоны на первую стрижку за 100 рублей. Шестая стрижка в подарок: ты в CRM оставляешь свой номер телефона, система считает количество твоих стрижек, и шестая стрижка в подарок. 

Пульс клиентской лояльности

Главная фишка проекта – наша CRM. Она не имеет аналогов. Проблема всех парикмахерских в том, что предприниматель не знает, откуда к нему приходят клиенты, не может посчитать, сколько и каких стрижек выполняли мастера, не знает показателей каждого мастера. 

У тебя один мастер сделал 200 полубоксов в месяц, другой – 350, а третий – 300. Почему так? Если у того, кто сделал 200 стрижек, мало опыта, значит, надо его отправить на обучение. Моя CRM-система считает всё это и ещё много чего. Она подсказывает, во что вкладывать деньги, а во что не вкладывать. Она контролирует пульс клиентской лояльности. Я на 95 процентов знаю точные потребности своих клиентов, и это очень экономит финансы.

Василий Михайлов 

В CRM-системе перед оплатой клиент пишет, откуда он о нас узнал. Поэтому мы точно знаем, откуда к нам пришёл клиент. Я знаю о точке зрения, что в нашем случае сарафанное радио не сработает – будто бы люди не станут хвалиться прической из дешёвой парикмахерской. Но это не так – сарафанное радио даёт нам 27 процентов клиентов. Люди не видят ничего зазорного в том, чтобы недорого постричься, наоборот – они этому рады. 50 процентов ответов: «проходил мимо». Остальные клиенты пришли с «Яндекс-карт» и 2ГИС, где мы рекламируемся. 

В планах – весь мир

Инвестиции в «СуперМЕН» составили 21 миллион рублей. Срок окупаемости закладывался четыре года - деньги сейчас не возвращаются быстро. Мы уже начали возвращать деньги инвесторам, и думаю, что мы окупим проект в 2019 году или в первые месяцы 2020-го. 

Нам приходят заявки на франшизу со всего СНГ, из Европы. Во Вьетнаме наши партнёры хотят открыть точку. Я уверен, что со временем мы придём и в Китай, и в Индию. Я вижу для этого бизнеса перспективы по всему миру.

Василий Михайлов 

Мне интересно создать глобальный бизнес. Я всегда чувствовал, что должен сделать что-то глобальное. Это всегда меня двигало. Я открывал салон за салоном и понимал, что мне мало, я не удовлетворён. И если в каждом городе будет парикмахерская у дома «СуперМЕН», тогда я буду понимать, что мой путь в глобальности пройден. 

«Мне просто нравится стричь»

Я продолжаю стричь. Есть мои клиенты, раз в неделю я во «Фъёртисе» их стригу. В «СуперМЕНе» я стригу, чтобы понять клиентов, пообщаться. Выясняю потребности, корректирую модель. Я всегда чувствую, как работают мои мастера - я же рядом с ними работаю. Они видят, как работаю я, я вижу, как работают они - мы вдохновляем друг друга. 

Мне просто нравится стричь. Ты сразу видишь результат своей работы. Когда открываешь какой-то проект, он может годами длиться, и ты не видишь результата. А тут ты постриг человека и сразу же получил эмоции, гормон радости. Это очень вдохновляет. 

Я и сам стригусь в «СуперМЕНе», каждую неделю. В месяц на стрижку у меня уходит тысяча рублей. 

Конечно, я сейчас не только и не столько парикмахер, как раньше. У меня в голове доли, акции... Очень привлекает маркетинг. Возможно, займусь CRM-системами. 

Боюсь ли я нового, непонятного? Я считаю, что страх – это иллюзия. Насколько ты в неё веришь, настолько и боишься. Ты сам себя пугаешь. Поэтому я не верю в страх. Просто действуй, и всё. Мне не хватает времени думать о страхах.

Василий Михайлов


Читайте также:

Боб-каре для карапуза: как заработать на детских стрижках.
Как устроена сеть детских парикмахерских с ценником выше среднего.
Бизнес по франшизе: как в Краснодаре работает барбершоп Chop-Chop.

08 июля 2019

Комментарии

0
Войдите через аккаунт социальной сети:
  • Прокомментируйте первым.

Это ответ на комментарий (отмена - x)
  • Задайте вопрос
    профи

    Наши эксперты ответят на любой вопрос

    Задать вопрос
    Ваш вопрос отправлен

    Ваш вопрос

    Введите Имя
    Введите E-mail
    Отправить Очистить
Возможно, вас заинтересуют другие наши материалы
Идёт загрузка материалов