Сама себе издатель: как заработать на переводе и выпуске книг зарубежных авторов

Прочтёте за 6 мин.

«Электронные книги теряются в недрах гаджетов, а бумажные лежат и мозолят глаза»

IT-инструменты, которые использует Елена Терещенкова

  • Planeta.ru
  • Instagram
  • WhatsApp
  • YouTube

Елена Терещенкова из Нижнего Новгорода много лет мечтала работать в книжном издательстве и переводить качественные книги зарубежных авторов. В какой-то момент она поняла, что пробиться в пул переводчиков известных издательств очень трудно, кроме того, за такую работу платят мало. И тогда Елена нашла другой способ заниматься любимым делом – сама стала издавать книги. Теперь у неё есть аудитория и преданные поклонники, а денег с продажи тиражей вполне хватает на жизнь. О том, как устроен небольшой книжный бизнес, Елена Терещенкова рассказала порталу Biz360.ru.

Досье

Елена Терещенкова, предприниматель из Нижнего Новгорода, лингвист-переводчик, основатель  «Издательства Елены Терещенковой». В 2004 году окончила Нижегородский государственный лингвистический университет, несколько лет занималась переводами на заказ для российских и зарубежных клиентов. С 2017 года переводит и издаёт книги иностранных авторов по психологии и саморазвитию.

Елена Терещенкова

«Мне всегда хотелось переводить книги»

По профессии я – преподаватель иностранных языков, но обучала английскому только во время учёбы - в качестве репетитора. А сразу после университета занялась переводами – сначала устными, а потом письменными. Первое время сотрудничала с российскими агентствами, затем – с иностранными бюро переводов. Немного работала и с заказчиками напрямую. В последние годы перед тем, как стала издателем, переводила в основном рекламные тексты. Но мне всегда хотелось переводить книги, и я постоянно искала способы начать это делать.

Если книга написана на английском языке, то я стараюсь читать её в оригинале, потому что качество перевода в основном оставляет желать лучшего. Мне бы хотелось, чтобы все хорошие книги выходили только в хорошем переводе.

С крупными российскими издательствами не могла сотрудничать по двум причинам. Во-первых, на те деньги, которые они платят переводчикам, жить вряд ли получится даже за пределами Москвы. Во-вторых, к ним очень сложно пробиться, у них есть сформированный пул переводчиков, и они работают только с ними.

Ещё я предлагала свои услуги американским авторам, которые занимаются самиздатом. Сейчас к нам это тоже постепенно приходит, а в США было распространено уже пять лет назад. Автор собирает вокруг себя аудиторию и выпускает книгу. Многие из этих книг стали успешными. И я предположила, что если книга популярна там, то и у нас она может быть востребована.

Елена Терещенкова

Мне сразу было понятно, что просто переводить такие книги не получится, нужно также заниматься их продвижением в России, ведь авторы не знают русского языка и не смогут это качественно делать. В итоге от всех я слышала одно и то же: «Мы готовы продать права на книгу, а сами платить за перевод не хотим». Их можно понять, потому что с коммерческой точки зрения выход на рынок другой страны – рискованное мероприятие.

После двух лет изучения индустрии и безуспешных попыток начать переводить книги я решила: раз вам всем нужно издательство, я стану издательством. И стала.

Я уже давно была зарегистрирована как ИП, иначе в нашей стране невозможно получать деньги от зарубежных заказчиков. Мне нужно было просто добавить в свои виды деятельности код ОКВЭД «Издательское дело». Это было важно в первую очередь в психологическом плане – мне стало проще вести переговоры с правообладателями. Когда мне говорили, что не могут продать права переводчику, можно было смело отвечать: «Я издатель!».

«Что меня увлекает – то и перевожу»

Все книги для перевода я выбираю, ориентируясь на свои интересы. Что меня увлекает в данный момент, то и перевожу. Исключением стала «Рабочая тетрадь по интуитивному питанию» - за неё я взялась по совету читателей.

Второй критерий выбора – популярность книги на Западе. Есть мнение, что русский человек сильно отличается от европейца или американца, но я считаю, что все мы в первую очередь люди и похожего у нас больше, чем отличий. Если книга «зашла» на Западе, то, скорее всего, она понравится и нашим читателям.

Когда книга соответствует этим условиям, я узнаю, свободны ли на неё права. Если да, то мне присылают электронную версию, чтобы я могла прочитать текст целиком. Нужно убедиться, что советы из неё применимы в наших реалиях.

Издательство Елены Терещенковой

У меня был случай, когда я отказалась от перевода книги хорошего автора Кэрил Макбрайд. Она описывает, как развестись с нарциссическим партнёром в США, и сама оговорилась, что её рекомендации применимы только локально. В нашей стране это оказалось совсем неприменимым.

Была также книга, от работы с которой я отказалась по личным причинам – она о психологической травме. Мне было настолько больно её читать в оригинале, что я слабо представляла, как смогу заниматься переводом.

«Людям нравится быть сопричастными к проектам»

На начальном этапе я не представляла, как финансировать издание книги. У меня были чисто теоретические представления о том, как делаются книги. Я понимала, что нужно перевести текст, потом найти редактора, корректора, дизайнера для создания обложки и вёрстки, и всем этим людям нужно заплатить гонорар.

Также нужны были деньги на печать и покупку прав – за первый тираж правообладатель просит плату вперёд, авансом. Своими небольшими сбережениями рисковать не хотелось. Ведь было совершенно не понятно, что произойдёт дальше. Я понятия не имела, смогу ли продать тираж или тысяча экземпляров, которую мне напечатают, останется лежать дома.

О краудфандинге я узнала из разных статей и блогов. И подумала, раз другие люди так делают, смогу и я. Модель, при которой издатель в качестве вознаграждения за поддержку проекта отправляет книгу, я позаимствовала у бизнес-консультанта Дмитрия Лазарева, который тоже выпускает книги.

Издательство Елены Терещенковой

Вообще независимых издателей в России сейчас практически нет. Кроме Дмитрия Лазарева, я знаю ещё дизайнера Лену Деревянко, с которой сотрудничаю. Она начала издавать зарубежные книги потому, что ей не нравилось оформление тех, что выходили, и она решила делать своё. У неё издательская студия, а переводчиков она нанимает. Например, меня.

Людям нравится быть сопричастными к проектам, которые им симпатичны, потому они в них вовлекаются и поддерживают. При крауд-компаниях у меня всегда есть лоты, где нужно заплатить немного больше - и тогда твоё имя будет опубликовано в списке спонсоров в начале книги. Многих эта возможность вдохновляет.

В 2017 году в России работали две основные платформы для краудфандинга – «Планета» и «Бумстартер». Я выбрала «Планету», потому что там можно собрать 50% запрошенной суммы, чтобы получить возможность вывести деньги. На «Бумстартере» требовалось собрать всю сумму, а у меня не было полной уверенности, что это получится.

Издательство Елены Терещенковой

Но в итоге уже на печать первой книги «Взрослые дети эмоционально незрелых родителей» Линдси Гибсон мне удалось собрать необходимую сумму. Изначально я пыталась собрать деньги на все процессы, но от этой идеи пришлось отказаться, потому что буквально через месяц после начала краудфандинга мне стало понятно, что у меня не получается собрать даже на права. Тогда я оплатила их из сбережений, как и гонорары за редактуру и корректуру. Сейчас я работаю по такой же схеме – собираю деньги только на печать первого тиража.

«Не ищу дешёвых специалистов»

Права на книги, которые я издала, стоят 800-1000 долларов за одну тысячу экземпляров. Я заключаю такой договор с правообладателями, по которому на каждую следующую тысячу штук нужно вносить аванс, и потом можно печатать. Он действует определённый срок. Можно сразу заключить договор без ограничений по тиражу, но тогда придётся раз в год предоставлять отчёт о продажах и по нему платить роялти. Мне удобнее первый вариант.

Я покупаю права только на бумажную версию (на электронную они продаются отдельно). Это осознанное решение – отсутствие электронной версии помогает бороться с пиратством. Но, как показал опыт, продажа исключительно печатных книг эту проблему не решает (их всё равно воруют, сканируют, выкладывают в интернет и даже перепечатывают), но всё же усложняет производство нелегальных копий.

Кроме того, книги, которые я издаю, продуктивнее использовать именно в печатной версии – они требуют вдумчивого, осмысленного чтения и, может быть, даже периодического возвращения к прочитанному.

Издательство Елены Терещенковой

Та же «Рабочая тетрадь по интуитивному питанию», как мне кажется, вообще не имеет смысла в электронной версии – она предполагает наблюдения, выполнение практик и записи о них. Электронные книги нередко теряются в недрах гаджетов, люди забывают их читать. Бумажная же книжка лежит на виду и мозолит глаза.

Иногда читатели выкладывают в Instagram фотографии своих книг – они все в закладках, в них многое подчёркнуто. Видно, что люди замедляются и реально работают с материалом, а не просто читают и забывают его.

Об остальных вложениях в издание расскажу на примере книги «Свобода быть собой» Линдси Гибсон, которая вышла в 2020 году. За редактуру я заплатила около 30 тысяч рублей, за два круга корректуры – примерно 20 тысяч рублей, 80 тысяч рублей - за дизайн и вёрстку.

Свою работу мне всегда оценивать сложнее всего. Обычно я плачу себе 700-800 рублей за условную страницу (1800 знаков с пробелами), но эта сумма очень приблизительная, технически свой доход я получаю от реализации тиража. Когда перевожу следующую книгу, живу на доход от продаж предыдущей. Сейчас это мой единственный источник заработка.

Елена Терещенкова

При определении гонораров ориентируюсь на то, что сама считаю справедливой оплатой труда и что таковой считают люди, с которыми я сотрудничаю. Уверена, что все эти суммы в разы больше, чем гонорары у крупных издательств. Дешевле специалистов я не ищу и не торгуюсь. Работаю с теми, чьё качество услуг меня устраивает и кому я доверяю.

Печать первого тиража «Свободы быть собой» обошлась в 170 тысяч рублей за тысячу экземпляров.

«Под реализацию я не работаю»

В моём последнем проекте - «Свобода быть собой» Линдси Гибсон - первая тысяча экземпляров практически полностью разошлась по людям, которые поддержали его на платформе краудфандинга – около 800 книг. Пока это мой самый успешный проект. Я сразу напечатала две тысячи экземпляров книги, потому что увидела, что её хорошо покупают. В других случаях по спонсорам, поддержавшим проект, расходилась примерно половина книг. Остальную часть тиража я продаю через сайт своего издательства и офлайн-магазины.

Издательство Елены Терещенковой

Я сотрудничаю с несетевыми магазинами («Достоевский», «Подписные издания» «Книги, подарки», интернет-магазины Bling-Blings и Vetershop), пока их немного. Все, кроме «Достоевского», обратились ко мне сами. Мне было писать им страшновато, боялась получить отказ. Это сейчас у меня уже есть своя аудитория, некоторая известность и репутация, ещё недавно всего этого не было.

С «Достоевским» интересно получилось. В 2019 году я решила провести презентацию «Рабочей тетради по интуитивному питанию» в книжном магазине в Москве. Написала Светлане Бронниковой, ведущему эксперту по интуитивному питанию в России (она сделала предисловие для «Рабочей тетради» и составила список литературы по теме на русском языке). Я предложила ей провести эту презентацию. Она согласилась.

Оставалось найти подходящую площадку. Те, к которым я обращалась, называли мне космические цены. Подруга посоветовала написать о проблеме в Instagram и попросить помощи у подписчиков. Я написала пост, люди начали им делиться и отмечать разные подходящие площадки. Одной из них и был «Достоевский».

Елена Терещенкова

Я посмотрела его фотографии и расположение, оказалось он находится прямо напротив «Манежа». Мне всё понравилось, я рискнула и обратилась туда. Там согласились провести презентацию бесплатно, с тех пор мы сотрудничаем.

Магазины выкупают у меня книги, а потом продают. Под реализацию я не работаю, у меня нет возможности «замораживать» деньги в отличие от крупных издательств. В этом году я надеюсь расширить сеть магазинов-партнёров – решила сама написать в несколько независимых книжных, предложить им свои издания.

«Я не вложила в рекламу ни копейки»

Основной инструмент, который привлекает читателей - сарафанное радио. Психотерапевты рекомендуют мои книги своим клиентам, люди советуют их друг другу.

Моя площадка для общения с читателями – Instagram. В остальных соцсетях тоже есть странички, и я туда анонсирую начало предзаказа и продаж книг, но по принципу «чтобы было». Сейчас я показываю в Instagram процесс работы над новой книгой, рассказываю, какую главу и о чём я переводила сегодня, каждую неделю подвожу итоги по переводу. Это прогревает аудиторию, вызывает её интерес и готовит к продажам. В сторис бывает много откликов, люди спрашивают о книге, задают вопросы, интересуются, когда она выйдет.

Раньше я вела страницу в большей степени как личный блог, рассказывала о себе, своей жизни и опыте, или даже исчезала на какое-то время, а потом внезапно появлялась и сообщала о предзаказе на книги – это выглядело странно и неорганично.

Подход начала менять в прошлом году, когда шла работа над «Свободой быть собой» Линдси Гибсон. Как раз началась самоизоляция, я сидела дома, ничто не отвлекало, а общения не хватало. Я стала проводить прямые эфиры два раза в неделю, где читала отрывки из книги – это хорошо сработало. Теперь планирую делать то же самое с новой книгой, которую перевожу сейчас («Уйти или остаться»).

Издательство Елены Терещенковой

У меня есть положительный опыт сотрудничества с блогерами по продвижению книг. Я отправляю их на обзоры или прошу рассказать о старте предзаказа. С большинством мы познакомились, когда выходила первая книга, с тех пор их количество увеличивается.

Например, солистка группы «АлоэВера» Вера Мусаелян делала серию постов об интуитивном питании и личном опыте борьбы с расстройством пищевого поведения. Однажды я увидела у неё в сторис, что она приехала в Нижний Новгород. Мне захотелось подарить ей «Рабочую тетрадь по интуитивному питанию», которая тогда только-только вышла. Написала ей, предложила, и она согласилась – мы встретились. Вера спросила: «Взрослые дети» тоже твои?», - она уже знала об этой книге.

В случае с этой книгой, кстати, я выстроила продвижение совершенно неправильно. Она была первой, и у меня тогда не было целевой аудитории в соцсетях, я не понимала, как её привлечь. Было сложно, намного тяжелее, чем с последующими проектами. Те, кого я просила о поддержке, либо не откликались, либо отказывали, потому что не знали меня. Теперь всё совсем иначе.

До сих пор я не вложила в рекламу ни копейки. С одной стороны, это повод для гордости, а с другой – возможность для роста.

«Меня устраивает, как сейчас всё работает»

В будущем я вижу своё издательство таким же, какое оно есть сейчас. И тому есть несколько причин. Первая – я уже могу жить на то, что зарабатываю на занятии любимым делом. Вторая – моей самой любимой частью работы остаётся перевод. Отдавать его кому-то у меня нет желания. Третья – платить наёмному переводчику столько, сколько ему платит издательство, я не готова по этическим соображениям. А платить столько, сколько я плачу себе, у меня пока нет возможности. Играет роль и перфекционизм. Не то, чтобы я считала себя лучшим переводчиком на свете, но тем не менее.

Основная причина – вторая. Если я пойду по пути расширения издательства и буду выпускать больше книг, мне нужно будет нанимать других переводчиков. У меня станет меньше работы, которую я люблю, и больше той, что мне нравится меньше.

Елена Терещенкова

Сейчас моё издательство построено на личном бренде. Если его расширять, то, возможно, придётся менять эту модель, и пока я не понимаю как. Меня устраивает, как сейчас всё работает.

Сильно увеличивать тиражи тоже нет особого смысла. Существенную часть прибыли от их реализации съест плата за хранение. Сейчас часть книг хранится на складе в Москве, часть - в типографии, с которой я сотрудничаю – там с меня плату не берут. Но речь идёт о сотнях экземпляров, а не о тысячах.

Опять же придётся искать дополнительные средства на печать. В расчёте на одну книгу я сэкономлю, но общая сумма будет значительно больше. Так что пока планов увеличивать тиражи нет, но посмотрим, как пойдёт дальше. «Свободу быть собой» я тоже не планировала издавать тиражом 2 тысячи экземпляров, но именно так сложилось.

Развитие я вижу в увеличении количества изданных книг и расширении моего портфолио. Думаю, за год вполне реально издавать две книги, пока у меня получалось по одной. Мне бы хотелось проводить больше презентаций и офлайн-мероприятий, у меня были такие планы на 2020 год – помешал ковид. Ещё я веду переговоры с издательницей в Украине, планирую с её помощью выпускать там книги на русском языке.

Елена Терещенкова

Чтобы не пропустить интересную и полезную для вас статью о малом бизнесе, подпишитесь на наш Telegram-канал, страницу в Facebook и  канал на «Яндекс.Дзен».

11 февраля 2021

Комментарии

0
  • Прокомментируйте первым.

  • Задайте вопрос
    профи

    Наши эксперты ответят на любой вопрос

    Задать вопрос
    Ваш вопрос отправлен

    Ваш вопрос

    Введите Имя
    Введите E-mail
    Отправить Очистить
Возможно, вас заинтересуют другие наши материалы
Идёт загрузка материалов