Шанхайский провал: как предприниматели из России чуть не лишились бизнеса в Китае

Прочтёте за 5 мин.

«Надо знать язык и культуру, но не доверять китайцам»

IT-инструменты, которые использует Юлия Турчинова

  • Quizlet
  • ClassIn
  • WeChat

Три года назад сибирячка Юлия Турчинова, основатель сети языковых школ Step Up, переехала из России в Китай. В Шанхае ей удалось открыть филиал своего проекта. Школа быстро стартовала и в считанные месяцы окупила первоначальные вложения. Но в какой-то момент Турчинова оказалась у разбитого корыта благодаря обману со стороны китайского партнёра. О том, как вести бизнес в Китае и к каким сложностям надо быть готовым, Юлия Турчинова рассказала порталу Biz360.ru.

Досье

Юлия Турчинова, 32 года, предприниматель из Барнаула, основатель сети языковых школ  Step Up. Образование: Алтайский государственный университет (специальность «филолог-переводчик»), Normandalle community college (США, специальность «маркетинг»). Имеет многочисленные международные языковые сертификаты: TESOL, TESOL young learners, IELTS trainer и др. Проект Step Up основала в 2008 году, сейчас в его рамках работает несколько школ в Алтайском крае, а также школа в Шанхае.

Юлия Турчинова

Быстрый старт

В феврале 2017 года Юлия Турчинова со своей семьёй, мамой и семьёй брата переехала из Барнаула в китайский Шанхай. В Алтайском крае у неё остался действующий бизнес – языковые школы в трёх городах региона.

Спустя полгода после переезда в Поднебесную - в августе 2017 года - Юлия и её родной брат Георгий Мехрин открыли школу английского языка Step Up в Шанхае: арендовали помещение на 16-м этаже офисной высотки, закупили мебель и необходимое оборудование. Языковой центр представлял собой три кабинета и работающих в нём четырёх педагогов, приехавших из Барнаула.

Первоначальные вложения в шанхайский проект составили 800 тысяч рублей. Это были личные деньги Турчиновой и семьи её брата. Инвестиции окупились через два месяца, уверяет Юлия. Компанию зарегистрировали как консалтинговую, так как по китайским законам иностранцы не имеют права заниматься образовательным бизнесом в этой стране.

Step Up

Первых клиентов в Шанхае предприниматели из России нашли в прямом смысле на улице. Они надули шары с логотипом Step Up и пошли с ними к близлежащим детским садам. Такое промо, устроенное иностранцами, привлекло внимание родителей. Дальше сработало сарафанное радио. За год в школу пришли 180 учеников. О повышенном спросе свидетельствуют и списки очередников, желающих учить английский в языковой школе.

«Когда мы объявили новый набор учеников в WeChat (самый популярный в стране мессенджер – прим. редакции), полная группа собиралась за 8 минут», - рассказывает Юлия.

Проблемы роста

Через год после открытия в Step Up стали приходить полицейские. По их словам, помещение школы не соответствовало требованиям: учеников для него было слишком много. Требовалось переезжать в другой, более просторный, офис.

«Нам нужно было расти, и в этот рост мы вложили все заработанные в Шанхае на тот момент деньги. Аренда за полгода и ремонт нового помещения обошлись в 16 миллионов рублей. По меркам Шанхая, это копейки. И они до сих пор не окупились», - говорит Юлия Турчинова.

Юлия Турчинова

Как и все иностранные граждане, Юлия и Георгий работали на аутсорсинге с китайской юридической фирмой, которая взяла на себя обязательства вести визовые, налоговые, финансовые дела школы.

Партнёром языковой школы в Шанхае номинально выступал китайский юрист Питер Тонг, которого Юлии и Георгию порекомендовали знакомые. В июле 2019 года деловые отношения с ним перешли на новую ступень. Чтобы удачно стартовавший в Шанхае проект Step Up развивался и дальше, кроме более просторного помещения требовалось оформить лицензию на образовательную деятельность. Питер Тонг от имени юридической фирмы предложил помощь в этом вопросе. Сделка на оформление лицензии обошлась российским предпринимателям в 20% от будущей прибыли школы.

Ни денег, ни лицензии

В качестве личного вознаграждения за получения лицензии на образовательную деятельность китайский юрист попросил незначительную сумму. Но в течение следующих нескольких месяцев она увеличилась в разы якобы из-за непредвиденных расходов.

«Питер Тонг стал скрывать от нас документацию. Заверял, что регистрация лицензии уже состоялась. Если свидетельство о регистрации есть, то почему между нами не заключён официальный договор? Кто я в этой образовательной компании, документы на которую мы получаем? У нас с братом было много вопросов без ответов к партнёру. Ситуация накалилась до предела к августу 2019 года», - рассказывает Юлия Турчинова.

Примерно за год до назревающего конфликта, в октябре 2018 года, руководитель Step Up перевела на счёт Питера 100 тысяч юаней - примерно 1 млн. рублей на тот момент. Это были деньги для депозита – обязательное требование государства к предпринимателям, которые ведут в Китае образовательную деятельность. Депозит нужно было предъявить госорганам по окончании лицензирования.

Юлия Турчинова     

Летом 2019 года, когда конфликт между российско-китайскими партнёрами достиг первого пика, Юлия попросила Питера снять деньги с депозита. Нужно было выплатить зарплату учителям в «мёртвый» летний сезон (зарплата педагога составляет от 140 до 190 тысяч рублей в пересчёте на российскую валюту) и вернуть их снова на депозит в сентябре, когда лицензия будет готова.

Китайский юрист отказался вернуть Юлии Турчиновой её же средства. Тогда она предложила показать ей хотя бы состояние счёта депозита. Снова последовал отказ. И вместо денег Юлия получила от партнёра договор о сотрудничестве на китайском языке.

«Предполагаю, он думал, что я махну не глядя и подпишу документ», - говорит Юлия. Но она наняла переводчика. Он проштудировал документ и объяснил, что Турчиновой предложено работать на своего китайского партнёра по найму.

Шантаж и угрозы

Параллельно с накаляющимся конфликтом в Step Up осенью прошлого года в Шанхае начались полицейские рейды в языковые и другие частные школы. Правоохранители проверяли каждое образовательное учреждение на наличие лицензии. Если её не было, владельца школы прямо в наручниках доставляли в полицейский участок, уверяет Юлия. На глазах россиян закрылись десятки языковых школ.

Под эту кампанию юрист Тонг начал шантажировать Турчинову, требуя деньги, угрожая сдать её полиции из-за отсутствия лицензии и забрать помещение. Хотя именно благодаря «усилиям» самого Питера проект Step Up до тех пор всё ещё работал без лицензии.

«Первое, что я сделала в этой ситуации, пошла к директору торгового центра, где мы арендовали помещение. Объяснила ситуацию. Он встал на нашу сторону, но обещал помочь при условии, что мы обратимся в полицию. Так мы и сделали. Только над нами подсмеивались - что в полиции, что в миграционной полиции: у нас на руках не было ни одного документа о нашем проекте в Шанхае. Вся документация хранилась у Питера Тонга», - вспоминает Юлия Турчинова.

Step Up

К тому времени у неё, как и у некоторых сотрудников Step Up, истекала рабочая виза. Школа не могла функционировать дальше: без документации нельзя было оплатить налоги, пойти под крыло другой консалтинговой компании, выдать родителям детей чеки за оплату занятий.

В сентябре 2019 года Юлия Турчинова и Георгий Мехрин обратились за помощью к российскому консулу в Шанхае, который поддержал их в данной ситуации и предложил помощь очень авторитетного русскоговорящего юриста. Предпринимателям предложили выход: восстановить документы в течение нескольких месяцев за серьёзную сумму гонорара. Но у них не было ни денег, ни времени.

Новый партнёр

«Мы понимали, что не выживем. По логике вещей либо я должна была сесть в тюрьму за ведение образовательной деятельности без лицензии, либо мы обросли бы такими долгами, с которыми никогда бы не рассчитались. В Китае иностранцам не дают кредитов. Брать кредиты в России – это загонять себя в кабалу. Только на погашении зарплаты сотрудников требовалось 2 миллиона рублей», - объясняет Юлия Турчинова.

Все деньги, которые предприниматель собирала с родителей за обучение, были вложены в ремонт новой площадки для языковой школы в 160 квадратных метров и на получение лицензии. Оставшиеся деньги, которые не прикарманил бывший друг и юрист Питер Тонг, пошли на оплату услуг другого китайского юриста. Он помог сотрудникам центра разорвать все документационные и визовые связи со школой Step Up, чтобы они спокойно продолжили работать и жить в Китае.

Юлия Турчинова и её брат Георгий Мехрин постоянно были на связи с родителями своих учеников. Руководство Step Up пообещало отработать все оплаченные занятия в режиме онлайн. «Мы написали каждому родителю письмо, что нас «кинули». Что мы все деньги отработаем. Что будем заниматься с детьми в режиме онлайн», - говорит директор школы.

Юлия Турчинова и Георгий Мехрин

Семьи Турчиновой и Мехрина вернулись в Россию. Однако кто-то из родителей учеников написал заявление в полицию, что руководители Step Up собрали деньги и сбежали. Китайская полиция начала аресты и допросы сотрудников школы и друзей Турчиновой и Мехрина. Сама Юлия Турчинова в Китае оказалась в статусе обвиняемой.

В октябре 2019 года на связь с Юлией вышел Джейсон Тьяо, папа её ученика, занимавшегося в школе со дня открытия. Джейсон Тьяо оказался крупным китайским бизнесменом и следил не только за занятиями сына английским, но и за Step Up как бизнес-проектом. Он был восхищён абсолютно всем: развитием школы, методиками преподавания, отношением учителей к ученикам, преподавательским составом, тем, что с минимальными затратами в короткий срок Турчинова и Мехрин создали крепкий и успешный бизнес.

Бизнесмен Тьяо взял бизнес россиян под своё крыло за процент от будущей прибыли (его размер Юлия не может озвучить по условиям сделки). Проект Step Up юридически стал частью Yaguo Group, принадлежащей Джейсону Тьяо. Юлия как владелец будет получать прибыль за вычетом выплаты процента своему партнёру.

«Для нас важно, что удалось всё сохранить. Но согласно одному из условий подписания этого договора, я должна была вернуться из России в Китай», - рассказывает Юлия Турчинова.

Юлия Турчинова

Сразу из аэропорта она поехала с новым бизнес-партнёром в полицейский участок, где рассказала следователю всё, как было. Полиция сняла с неё обвинения. Юрист Питер Тонг был объявлен в розыск. Это было в субботу, а в понедельник школа Stend Up уже возобновила свою работу.

3 февраля в Шанхае должна была открыться вторая школа Step Up. Но из-за эпидемии коронавируса комитет по образования Китая закрыл до 29 февраля все образовательные учреждения в стране. В настоящее время всё финансовое управление языкового центра в Поднебесной взяла на себя компания Джейсона Тьяо.

Из Шанхая в Барнаул: из будущего в прошлое

Несмотря на относительный хеппи-энд, Юлия Турчинова после улаживания всех юридических вопросов приняла решение вернуться в Барнаул. Первая причина возвращения Турчиновой в Россию – эмоциональная, девушка была вымотана до предела. Вторая причина - уголовное дело в Шанхае до сих пор не закрыто. Юлия опасается за свою безопасность и безопасность своей семьи.

Есть и ещё одна важная причина. Как часто говорят бизнес-тренеры, нельзя хранить все яйца в одной корзине. Именно так получилось с проектом Step Up в Шанхае, на который были брошены все силы. А в это время бизнес в России начал «проседать».

Из-за бюрократических проволочек улететь получилось не сразу. В декабре 2019 года Юлию дважды задерживали на границе и снимали с рейса в Россию, потому что китайская полиция вовремя не сняла с неё статус обвиняемой. В Китае осталась семья её брата Георгия Мехрина и мама Елена Соколова, которые преподают английский язык.

Семья Турчиновых

«Когда вернулась в Барнаул, я заходила в обычный продуктовый магазин и плакала. Я осознавала, что возвращение не входило в мои планы. Я была так далека от этой реальности, от этого образа жизни. Было ощущение, что из будущего вернулась в прошлое. Книги, которые во всём мире уже давно стали бестселлерами, и все их перечитали, только появляются в Барнауле… Из потерянного состояния меня вывели занятия с детьми в Step Up. Жалею, что не начала работать в первый же день, как вернулась. Так было бы проще», - делится Юлия.

Из шанхайского конфликта в бизнесе предпринимательница извлекала два важных урока:

  • В бизнесе никому не доверяй, в Китае – особенно.

  • Необходимо знать китайский язык и культуру, чтобы развивать свой проект в Китае.

Что дальше

Сейчас Юлия Турчинова намерена сделать бренд своей языковой школы Step Up более узнаваемым в Барнауле и Алтайском крае.

В планах – франшиза. Предприниматель и педагог уверена, что её бизнес-проекту есть, что продавать другим преподавателям иностранного языка и языковым школам.

Юлия Турчинова  

04 февраля 2020

Комментарии

0
Войдите через аккаунт социальной сети:
  • Прокомментируйте первым.

Это ответ на комментарий (отмена - x)
  • Задайте вопрос
    профи

    Наши эксперты ответят на любой вопрос

    Задать вопрос
    Ваш вопрос отправлен

    Ваш вопрос

    Введите Имя
    Введите E-mail
    Отправить Очистить
Возможно, вас заинтересуют другие наши материалы
Идёт загрузка материалов