«Хороший клиент оставляет у меня 2-3 миллиона в год»

Прочтёте за 4 мин.
30 декабря 2015

Дмитрий Шишкин - уральский портной, который не заметил кризиса

IT-инструменты, которые использует Дмитрий Шишкин

  • HostCMS
  • 1С:Бухгалтерия
  • Facebook
  • Вконтакте

Екатеринбургский дизайнер Дмитрий Шишкин пишет кандидатскую диссертацию про эволюцию мужского костюма. Годовой объём своего бизнеса оценивает в 125-130 миллионов рублей. Костюмы его мастеров стоят от 150 тысяч рублей, а галстуки - от 8 тысяч. Шишкин говорит, что у него нет конкурентов, и поэтому цены собирается только повышать, а также планирует запустить линию одежды для широкой аудитории в средней ценовой категории и выйти с ней на международный уровень. О том, как живёт и развивается его бизнес, Дмитрий Шишкин рассказал порталу E1.ru.

Досье

Дмитрий Шишкин, 28 лет, дизайнер-модельер, предприниматель, владелец портновской мануфактуры Shishkin. Мануфактура запущена в 2009 году, предприятие специализируется на пошиве мужских костюмов на заказ, а также разрабатывает и производит корпоративную одежду для крупных компаний и спортивных организаций (в частности, для хоккейного клуба «Автомобилист» и футбольного клуба «Урал»). В мануфактуре Shishkin в основном используется ручной труд, здесь работают более 100 портных, закройщиков и дизайнеров. 

Дмитрий Шишкин.jpg

«В нашей сфере – очень низкая конкуренция»  

К сожалению, лёгкая промышленность – это одна из самых отстающих и проблемных сфер в нашей стране. Всё было развалено в 90-е годы. Поэтому половина моих портных – это люди за 50. 30-40% наших сотрудников – это молодое поколение, которых мы сейчас учим и которым передаём опыт. 

У многих в сознании швея – низкооплачиваемая профессия. Чтобы немножко прояснить ситуацию, скажу, что хороший портной зарабатывает минимум 40-50 тысяч рублей в месяц. Люди высокого уровня навыков получают ещё больше. За работу над одним костюмом я могу заплатить 50-60 тысяч. Поэтому здесь всегда можно подумать: идти ли в какие-то менеджеры или пойти учиться. 

Чтобы по-настоящему достичь навыков в мужском костюме, нужно много лет. Потому что это самый сложный элемент гардероба. Но мы здесь, например, уже через год после обучения заключаем ученический договор, о том, что все передаваемые навыки они должны у нас отработать, так как это уникальные знания. 

В этой сфере очень низкая конкуренция в связи с тем, что почти нет профессионалов. Я собираю их по крупицам. С другой стороны, здесь важно, что у нас нет ни культуры пошива, ни культуры ношения мужского костюма. Поэтому пока индивидуальный пошив – это скорее наша имиджевая составляющая. Я на этом почти ничего не зарабатываю, а иной раз даже ухожу в минус.
  
«Нужно популяризировать культуру ношения костюма» 

Минимальная стоимость пошитого у нас классического костюма-тройки – от 150 тысяч рублей. Сюда входит не только работа, но и ткани. Мы априори не работаем с дешёвыми тканями. Это все Англия, Италия и Швейцария. При этом корпоративный костюм, где более простая технология и который мы шьём массовкой, может стоить от 30 тысяч рублей. Он, по сути, ничем не отличается от магазинного, но при этом лучше подогнан по фигуре.

К слову, большинство тех, кто заявляет, что шьёт сам, именно так и поступают. Эта технология называется made to measure: сняли мерки, отправили на фабрику за рубежом, там внесли небольшие изменения в базовые лекала и отшили на конвейере за три часа. 

Наша классическая технология называется bespoke tailoring, что дословно переводится как «костюм, сшитый на заказ портным». Термин пришёл к нам со знаменитой лондонской улицы Sevile Row. На каждое изделие такого уровня один портной тратит не менее полутора месяцев рабочего времени.

Shishkin II.JPG 
Фото: Илья Давыдов.  

Нужно популяризировать подобные услуги и культуру ношения костюма, как с нашей стороны, так и со стороны самих мужчин. У нас люди ещё не искушены. У нас нет преемственности поколений, нет аристократии, нет потомственных бизнесменов. Пока мы находимся на этом отрезке, многие люди не сильно задумываются о своём внешнем виде. Те, кто задумываются, финансово не могут это подкрепить. В среднем нашим клиентам, которые в это вникают и начинают понимать, далеко за 40. Нужно 30-50 лет стабильной жизни, чтобы у нас появилось что-то похожее на Англию в этом смысле.  

Аналогичные услуги в Англии могут стоить около 5 тысяч фунтов, это 500-700 тысяч рублей. Всё зависит от именитости ателье и дороговизны ткани. То, что мы попытались создать здесь в Екатеринбурге, это смесь английского классического bespoke-ателье и итальянских сарторий, таких, как Kiton, Isaia и Brioni. Мы постарались создать нечто такое, чего нет в стране. В лучшем случае в России есть несколько ателье, которые делают что-то похожее – и то по более упрощённой технологии.  

Мы считали: примерно 10 тысяч человек в Екатеринбурге могут пользоваться в теории нашими услугами. Сейчас у нас обслуживается около 500 человек. Пока мы занимаемся популяризацией, развитием навыков и улучшением технологий и не форсируем события. Но как только мы окончательно решим все вопросы с помещениями и вся наша портновская мануфактура будет цельной и единой, мы начнём активную экспансию.

 «Для Олимпиады поработали бы бесплатно» 

В индивидуальном пошиве годовой объем бизнеса моей компании - примерно 25 миллионов рублей. Корпоративный в разы больше – там более 100 миллионов. Но там и маржинальность другая. Хороший корпоративный контракт начинается от 5-7 миллионов. В индивидуальном пошиве хороший клиент оставляет 2-3 миллиона в год. 

Мы давно сотрудничаем с хоккейным клубом «Автомобилист», Уралвагонзаводом, с «Газпромом». Мы также работаем с «Лукойлом», хоккейным клубом «Югра», и вот сейчас начинаем работать с хоккейным клубом ЦСКА.  

Дмитрий Шишкин I.JPG
Фото: Илья Давыдов.  

Для кого мы могли бы сделать работу бесплатно? Думаю, что к Олимпиаде в Сочи, если бы меня попросили разработать коллекцию вместо Bosco. Мы патриоты и такой социально значимый масштабный проект начали бы «за спасибо». Недавно я встречался с представителями Союза инженеров России – очень большая ассоциация – и мы для них будем разрабатывать образцы бесплатно.  

«Импортозамещения мы не чувствуем» 

Мы всё производим в России. Высокого качества, любого вида и формы. Очень обидно, что политику импортозамещения, о которой в прессе столько говорится, на самом деле мы особо не чувствуем. Мы привлекаем клиентов любыми методами и способами, но они в последнюю очередь должны думать о том, что мы местный производитель. Им важна цена, качество и сроки. Государство, к сожалению, никак не стимулирует и не поддерживает нас. Никакие гранты мы не получаем. 

Когда я начинал проект и был некоторый недостаток финансирования, я пытался обратиться во всевозможные органы, но мне везде вежливо отказывали. Очевидно, что мы не приоритетная сфера промышленности, несмотря на то, что создаём рабочие места и платим налоги. Всё приходится делать своим трудом.

В области недорогих тканей, трикотажа и экономичных костюмов российские производители ещё могут что-то делать. В области высоких новаторских элитных материалов нужно одно-два поколения, чтобы поставить на ноги именно текстильную промышленность – ту, которая материалы производит. Швейную можно за 10-15 лет вывести на очень высокий уровень, а производство тканей высокого порядка – это намного более сложный и трудоёмкий процесс. Это в ближайшее время вряд ли. 

Что касается дорогой мужской одежды, то в ближайшие лет 30 мы будем всецело зависеть от Европы. У нас 100% тканей из Англии, Италии, Швейцарии и Бельгии. Англо-итальянские материалы – это примерно 85% из всего объёма.  

У нас в стране все занимаются дешёвыми некачественными товарами. В лёгкой промышленности всё на очень низком уровне. Дешёвая детская одежда, спецодежда, трикотаж. У них есть межвидовая конкуренция, плюс Китай и Турция заваливают своей продукцией. Мы же занимаем ниши, в которых фактически нет конкуренции. Здесь нужны более высокие технологии и большие инвестиции. Поэтому мы на себе кризис особо не испытываем.  

Shishkin III.JPG
Фото: Илья Давыдов.  

«В женской одежде конкуренция выше» 

Женскую одежду даже не стоит сравнивать с мужской. Из сотни женских мастеров только один сможет сшить мужскую сорочку так, как это должно быть. А пиджаки вообще ни на каком уровне нельзя сравнивать с самым сложным женским свадебным платьем, даже если там есть тысяча ручных стежков. Это совсем другой уровень с точки зрения построения лекала. Поэтому в женской сфере и конкуренция выше, и дизайнеров больше. Только в Екатеринбурге их человек 30-40. 

Вот вы знаете дизайнеров мужской одежды в России? Был раньше один в Санкт-Петербурге и один в Москве, но оба уже не работают в этой сфере. Потому что, чтобы быть дизайнером мужской одежды, нужно иметь производственную базу и технологии.  

«Выходим на рынок готовой одежды» 

В скором времени мы собираемся начать выпуск готовой одежды, это коммерческий проект, и мы будем шить одежду для широкой аудитории. Это будет примерно уровень Henderson (российский бренд мужской одежды. – ред.). Это серьёзная задача, с которой мы будем выходить не только на российский, но и на международный уровень. 

Что касается корпоративных заказов – здесь дальнейшая экспансия: у нас огромное количество крупных холдингов, госкорпораций и больших компаний, которые могут стать нашими клиентами. Ну, и, конечно, дальнейшее развитие в индивидуальном пошиве. Это три наших базовых направления.

Shishkin.jpg

Читайте также:

Как предприниматель из Новгорода шьёт крутые куртки для путешественников. 
Как устроен "авторский" кондитерский бизнес.
Как заработать на производстве харизматичной кухонной утвари.



Комментарии

0
Войдите через аккаунт социальной сети:
  • Прокомментируйте первым.

Это ответ на комментарий (отмена - x)
Все материалы