Тот самый Газукин: как IT-предприниматель строит в Сибири Кремниевую долину

Прочтёте за 6 мин.

«Деньги – это самое плохое для начала бизнеса, они расслабляют»

IT-инструменты, которые использует Денис Газукин

  • Bitrix24
  • Trello
  • Red Main
  • YouTube
  • Facebook

Сибиряк Денис Газукин – человек в IT-индустрии известный: его компании «Митра» и Freematiq входят во многие престижные отраслевые рейтинги, а в клиентах у них – крупные российские бренды. За более чем два десятка своих предпринимательских лет он создал около сорока бизнесов, у большинства из которых бьётся цифровое сердце. Когда-то Денис программировал титры для телепрограмм, а теперь его компании плетут нейронные связи искусственного интеллекта. О том, почему надо начинать бизнес без начального капитала и как управлять десятью компаниями одновременно, Денис Газукин рассказал порталу Biz360.ru.

Досье

Денис Газукин, 40 лет, серийный предприниматель из Барнаула, основатель веб-студии  «Митра», IT-компании  Freematiq, сыроварного завода и многих других проектов. Родился и вырос в небольшом городе Алейске Алтайского края. Окончил экономический факультет Алтайского государственного университета. На пятом курсе создал веб-студию «Митра». В 2004 году запустил проект по установке мультикасс в Барнауле, Санкт-Петербурге и индийском Дели, после закрытия которого основал свой главный бизнес – IT-компанию Freematiq. Женат, отец пятерых детей.

Денис Газукин

Первые бизнес-опыты

Я ещё в детстве почувствовал, что хочу быть хозяином самому себе. Мне было шесть лет, когда родители развелись. Отчим был военным, они с мамой переехали в военный городок в Алейске, а я с ними не поехал, остался с бабушкой. 

Лет в девять мне захотелось иметь свои деньги. У родителей денег я не просил никогда. Первые деньги – собирал и сдавал бутылки, продавал фотографии киноактёров и вкладыши от жвачек, рыбок на продажу разводил. Делал пугачи и в школе продавал. Ремонтировал за деньги велосипеды - и в 12 лет открыл веломастерскую. Всегда что-то делал. 

Мне было тринадцать лет, когда мой дядя стал ездить в Алматы за товаром. Я увидел его однажды и сказал: «Я тоже хочу!» И поехал. Какие-то деньги для начала у меня были. Покупал зонтики, костюмы, кроссовки, куртки, жевательную резинку, шоколадки. Что-то продавал на рынке вразнос, часть сдавал оптом коммерческим магазинам. Товар разлетался мгновенно. А наценка тогда была 400-500 процентов, минимум 300. Всё лето я провел в таких поездках. 

Однажды на базаре зашёл в ларёк, а там спрашивают: «Тебе нужен компьютер?» А что это такое? Мне показали компьютер, он назывался «Синтез». Я отказался, но мысль осталась. Три дня не спал, думал… И решился. Подговорил отчима, мы съездили в Новосибирск, купили компьютер.

Sintez M 

Я начал изучать программирование. Просто нажимал на кнопки и смотрел, что будет на экране. Книг не было. Однажды поехал на олимпиаду по программированию, у одного парня увидел книжку по программированию. Выпросил на ночь и за ночь от руки переписал. Не всю – кое-что я знал. Но всё равно писать пришлось с вечера и до утра. Другого варианта не было. 

Я начал программировать. Писал коммерческие продукты на паскале, ассемблере, бейсике. Написал, например, титровальную систему для телевидения – бегущие строки, бегущие страницы, на это тогда был большой спрос. Научился шрифты подставлять, цвета менять, программировать видео-адаптеры на низком уровне. 

Продал это на телеканалы в Алейске, и они лет десять пользовались. Потом поехал в Барнаул и там продавал телекомпаниям. Мне было 14 лет. Сколько стоила программа, не помню, но помню, что денег хватало автомобиль купить. Но деньги отдавал родителям - я тогда не знал, что с ними делать. 

Экономическая база

В 11 классе с нового года я «ушёл с работы» – завязал и с базаром, и с программированием. Начал готовиться к поступлению в вуз. Определиться мне помог отец. Я ему говорю: «Либо экономический, либо на программирование». А он рассудил просто: «Ты уже программист. Иди на экономический». Я подумал: мне шестнадцать, отец опытнее, решил сделать так, как он говорит. И, считаю, не прогадал. 

Программирование мне нравится. Но по факту я сейчас почти не программирую – так, для развлечения. А экономическая база мне очень кстати и сейчас.

Поступил, начал учиться. На первом курсе я о программировании забыл. Но на втором курсе купил компьютер и начал навёрстывать то, что пропустил. В 1998 году в Барнауле уже появился интернет, это дало качественный скачок. Я снова писал программы – игры, обучалки - но не продавал, я на них учился.

Денис Газукин

Летом после третьего курса я задумался, чем же я буду заниматься. Пришёл к выводу, что бухгалтером или финансистом работать не хочу. Как базовые знания это хорошо, это мне помогает в жизни, потому что мы сейчас занимаемся во многом финансово-техническими проектами. 

Для меня язык бухгалтерии и финансов – это родной язык. Я могу соединить требования экономические с требованиями техническими. Но теперь я ещё знаю и язык собственников, на котором говорят, когда создают предприятие: бизнес-интересы, прибыль, окупаемость, язык управления.

В результате тех моих размышлений родилась первая моя компания – веб-студия «Митра». 

«Думаю, первые заказы мне давали ради прикола»

Начального капитала - ноль. Деньги, которые отдавал маме, растворились. Что было – компьютер и квартира в Барнауле, которую оплачивали родители. Мне требовались люди, которые готовы были работать и у которых есть своя техника. Я нашёл таких ребят, предложил: «Приносите свои компы, ставьте у меня и здесь работайте». Вот так мы начали. 

Это 2000 год - в Барнауле уже имелось несколько компаний по разработке ПО, но ещё не было рынка. Предложение опережало спрос. Тогда вообще почти никто не знал, что такое IT. Кто-то вообще просил электронную почту им создать - за деньги! Я подозреваю, что первые заказы мне давали ради прикола - людям нравилось, что молодой пацан что-то делает.


Первый сайт мы, конечно, сделали себе. Мы же разработчики – надо что-то показать. Потом был сайт учебного центра «Профессионал», больших компаний «Агроводпром» и «Алейскзернопродукт».

«Митра» хорошо развивалась: в 2005 году достигли очень хорошего оборота - миллион двести-полтора миллиона рублей в месяц. Это как пять-шесть миллионов сейчас. 

Как платёжные терминалы до Петербурга довели

В 2004 году появилось перспективное направление – платёжные терминалы. В России возникло несколько похожих проектов, но ни один из них не дал серьёзного экономического результата. Одна компания использовала очень маленькие терминалы и железные кнопки – людям было неприятно этим пользоваться. У других компаний имелись ошибки в интерфейсе и логике. Несколько десятков терминалов в нескольких городах – они на грани окупаемости болтались. 

В Барнауле с терминалами работала компания «Мультикасса». У неё имелись проблемы с программным обеспечением, из-за чего число отказов в обслуживании доходило до 20 процентов, а на оплату уходило две с половиной-три минуты. Понятно, популярность терминалов была невелика.

Денис Газукин 

Меня попросили заняться программным обеспечением «Мультикассы». С владельцем компании мы договорились так: я разрабатываю всё бесплатно, а за это он, когда я найду инвестора в европейской части России, поможет продать ему эту идею. 

В результате мы свели число отказов в обслуживании почти к нулю, а время оплаты – к 18 секундам. Как только услуга стала быстрой и удобной, сразу вырос поток клиентов – прибыль подскочила за неделю в пять-десять раз! Бизнес взлетел. Именно из Барнаула началось распространение мультикасс по России. 

Я в результате поехал в Санкт-Петербург, нашёл партнёров-инвесторов, всё было довольно хорошо, мы несколько сотен платежных терминалов поставили. 

Индия: на ошибках учатся

В 2007 году в Москве я встретил друга. Разговорились. Он к тому времени уже два года жил в Индии. Я рассказал, что занимаюсь мультикассами. Он предложил: «А давай в Индии сеть поставим?» Я видел, что в России уже наступает последняя стадия насыщения рынка, и для развития проекта нужно было двигаться куда-то ещё. Мы изучили ситуацию в Индии, решили, что вроде страна подходящая. И под новый 2008-й год я улетел в Дели. 

Индия - это кусок жизни длиной в четыре года и четыре месяца. Наша компания называлась «Юнипэй», мы создали этот бизнес с нуля. Проектировали сами, изготовление корпусов отдавали по контракту, потом всё это нам привозили, мы брали компоненты, запчасти, собирали всё и упаковывали. Наняли сборщиков, я их обучил, они собирали. Поставили около 120 точек, примерно половину из них в делийском метрополитене. В наших мультикассах было довольно много сервисов – около сорока: оплата мобильного телефона, спутникового ТВ, интернета, коммунальных платежей и т.д.

Денис Газукин 

К сожалению, вышло то, что сейчас называется факап. Пользователей оказалось намного меньше того, что мы ожидали. Чтобы вы понимали: 200-300 транзакций в день на точке – это хорошо. Мы дошли по топовым точкам до 400 транзакций в день, но в то же время на многих точках происходило от двадцати до пятидесяти транзакций, и в среднем по сети выходило 70-80 транзакций в день. Это очень мало. Чтобы хотя бы выйти в ноль, нам требовалось 150 транзакций, но мы этого не достигли. 

Тут очень факторов сложилось. Начиная с того, что индийцам нравится общаться с людьми, а с железкой они не хотели иметь дела. Второй важный фактор: самой массовой операцией у нас было пополнение счёта телефона. В Индии для этого уже существовала своя сеть дистрибуции, пополнить телефон у них можно было на каждом углу. 

Создавать что-то новое – значит, менять привычки. С нашими копейками пытаться поменять рынок в стране, где живёт полтора миллиарда человек – дело неблагодарное. Чтобы всерьёз вложиться в рекламу, у нас не было ресурсов. Мы могли рассчитывать только на вирусный эффект, но у нас не получилось его вызвать.

Terminal 

В результате мы свернули мультикассы как бизнес, вложенные деньги вытащить я уже не смог. В 2012 году я из Индии катапультировался. Компания «Юнипэй» и сейчас существует, ведёт какую-то деятельность, я в ней партнёр, но в её дела уже не лезу. 

В апреле 2012 года я прилетел в Москву. Две недели размышлял, что делать.

Единственное, что я видел - компания по разработке ПО, сервисная компания. Тут я знаю, что делать, и это не требует первоначальных вложений. Находишь заказ, находишь людей, они создают продукт, тебе платят деньги, ты платишь людям, тебе остаётся что-то – вот и бизнес. 

Я вернулся в Барнаул и, в общем-то, начал всё снова. 

От сайта до искусственного интеллекта

Сейчас я в разной степени участвую в управлении несколькими компаниями. Непосредственно руковожу как генеральный директор компаниями «Митра» и Freematiq. «Митра» разрабатывает веб-сайты, а «Фриматик» - тяжёлые мобильные приложения, ПО, программные системы. Дизайн, программирование, вёрстка сайтов, создание мобильных приложений – вот чем мы занимаемся. 

У нас более тысячи реализованных проектов. Сервис мобильный платежей GMPay, система управленческого учёта для малых предприятий, таблица правил для Tele-2, онлайн-кассы – это проекты, реализованные компанией Freematiq. По большей части разработок у нас с заказчиками подписано NDA - соглашение о неразглашении. Могу только сказать, что в числе наших клиентов крупные российские компании – мобильные операторы, корпорации и т.д. 

Во «Фриматике» сейчас работает 100 человек. В Алтайском крае это крупнейшая компания в сфере IT, она входит во многие федеральные отраслевые рейтинги. Средний чек – около 2 млн. рублей по проекту. Максимально – 20-30 млн. рублей.

Денис Газукин 

У «Фриматик» имеется дочерняя компания Miramind, которая занимается разработкой систем искусственного интеллекта: видеоаналитикой, распознаванием образов, речевыми технологиями, системами предсказаний, например, биржевых цен на ресурсы – зерно, масло и т.д. Мы создаём нейронные сети, обучаем их, смотрим, насколько они совпадают, насколько способны предсказывать. Это перспективная технология, мы работаем на крупные корпорации как технологическое звено внутри аналитической системы. 

Кроме того, есть облачный сервис «Флорес» - по бухгалтерии и управленческому учёту. Мы забираем на аутсорсинг весь интернет-маркетинг для крупных компаний. Клиенты в основном московские и зарубежные. 

«У меня нет суперспособностей - есть команда»

Сейчас я бизнес-девелопер: основатель и «развиватель» многих компаний. Мне нравится создавать новые предприятия вокруг новых идей. Мне без разницы – онлайн или офлайн бизнес, если это выгодно - я буду этим заниматься. Например, мы открыли в Новоалтайске сырзавод – вложили деньги, построили предприятие, им мой отец руководит. Был консервный завод, им занималась мама, но устала, сказала, что хочет отдохнуть, теперь производство остановлено, завод выставлен на продажу. 

Всего за свою бизнес-карьеру я создал около сорока предприятий. Есть те, которые прогорели – примерно половина. Есть те, которые продал, и из них многие работают – промышленные, производственные, строительные компании.

Денис Газукин 

Как я со всем этим справляюсь? Никаких суперспособностей у меня нет. По 20 часов в день не работаю – такого быть не должно, сгоришь. Это того не стоит. Я работаю по модели управляющих партнёров. В команде каждый человек занимается своим направлением. Кто-то в долях, кто-то не в долях. Если бы не было команды, я бы ничего не смог. 

Учиться работать так, чтобы ты за час делал то, что должен делать за день – это да, это интересно. Но это и квест. А так – чудес не бывает: большие дела надо делать большими дружескими коллективами. 

Ещё одно моё правило: начального капитала быть не должно. Деньги – это самое плохое для начала бизнеса, они расслабляют. 

Я предпочитаю выбирать те бизнес-идеи, где начальный капитал не нужен вообще или он очень минимальный. Есть у меня знакомые, они создают стартапы один за другим, и их единственная проблема в том, что у них много денег. У них всё прогорело - и будет прогорать и дальше. У них такой психологический настрой: они готовы терять деньги, чтобы поиграться. Это не бизнес, это казино. А если бы у них не было денег, они бы относились к этому совсем иначе. 


Создав десятка два бизнесов без начального капитала, я уже могу трезво оценить, когда инвестиции действительно нужны. Завод построить – да. Но тем, кто только начинает, я бы рекомендовал начать с нуля, с пустым карманом. Прямо принципиально. Это лучшее, что может быть. Когда нет денег, голова думает намного лучше, чем когда деньги есть. И обучение идёт очень быстро – потому что права на ошибку нет. 

Новые вызовы

Наш новый и, возможно, самый серьёзный проект – IT-парк, который мы хотим построить в Барнауле. В городе, где работают много IT-компаний федерального уровня, сейчас практически нет хороших офисных площадей. Свободные планировки, open-space, переговорки – ни один бизнес-центр в Барнауле такого не предоставляет. Коридорно-кабинетная система и полное отсутствие вентиляции – вот что такое сегодня офисы в Барнауле.

Даже в тех офисах, которые в городе считаются лучшими, система вентиляции заблокирована. Мы даже за деньги в арендованном помещении не смогли решить этот вопрос. А для программиста критично важны количество кислорода и свежий воздух. В этом отношении рабочее место должно быть очень хорошим. 

В нашей сфере качественный офис очень сильно влияет на лояльность кадров и на производительность труда. Регулирование вентиляции, температуры, обдува по зонам – это очень важно. Вентиляция не по нормам, а выше нормы. Мозги для хорошей работы нужно продувать. Работа мозга напрямую связана с количеством кислорода. Это, к сожалению, мало кто понимает. Когда ты головой работаешь с утра до вечера, каждый ресурс имеет значение. 

Денис Газукин

В Барнауле в нашей индустрии заняты около 5 тысяч человек. Работают больше тридцати IT-компаний, из них десяток крупных. То есть, потребность в качественных офисах велика. Поэтому мы хотим сделать IT-парк: единственный в городе бизнес-центр класса А+, ориентированный на работу IT-компаний.

В центре здания на всех этажах будут раздевалки, коммуникации, переговорки, от этого ядра будут расходиться коридоры, а по контуру здания – панорамные окна. Планируются стеклянные мобильные перегородки, которые можно ставить как хочется. Можно будет собрать офис мечты. Вот что такое А+. 

Это новый для нас опыт. Полтора года мы занимаемся получением разрешения на строительство. По новому закону об архитектурных памятниках мы оказались в охранной зоне архитектурного памятника. Его с того места, где мы хотим строить IT-парк, даже не видно, но мы довольно долго проходили экспертизу по вопросу возможности строительства. Кое-как прошли все согласования и теперь ждём разрешения на строительство. 

Сам я такое построить не в состоянии - общий объём инвестиций сейчас оценивается в пределах 200 млн. рублей. Так что ищем инвесторов, партнёров. Задачи стать единоличным собственником у меня нет. Сфера моих интересов шире – это развитие IT-индустрии в регионе. 

Я хочу, чтобы программисты оставались в Барнауле, а не уезжали в Москву и другие мегаполисы. Для этого им нужны условия, благоприятная среда, преемственность поколений. Поэтому мы активно работаем с вузами: создали кафедры программирования в АлтГУ и АлтГТУ, открыли кружок программирования в городе-спутнике Новоалтайске, основали учебно-событийный центр DigitalSpace, где проходят IT-события, создали ассоциацию поддержки инноваций. 

Меня постоянно спрашивают: «Хотите создать Кремниевую долину в Барнауле?» Я отвечаю: «Не долину – хотя бы долинку...»

Денис Газукин


Читайте также:

С небес на землю: как сибирские лётчики зарабатывают на умной технике.
О чём молчат бизнесмены: как Олег Коноваленко едва не потерял свой бизнес.
Конкуренция и конкурентная борьба: 10 уроков от предпринимателей-практиков.

08 октября 2019

Комментарии

0
Войдите через аккаунт социальной сети:
  • Прокомментируйте первым.

Это ответ на комментарий (отмена - x)
  • Задайте вопрос
    профи

    Наши эксперты ответят на любой вопрос

    Задать вопрос
    Ваш вопрос отправлен

    Ваш вопрос

    Введите Имя
    Введите E-mail
    Отправить Очистить
Возможно, вас заинтересуют другие наши материалы
Идёт загрузка материалов