Вино от Рено

Прочтёте за 5 мин.
08 декабря 2015

Как швейцарец Рено Бюрнье возрождает российское виноделие

IT-инструменты, которые использует Рено Бюрнье

  • Пакет Microsoft Office
  • Сервисы Google
  • Skype, WhatsApp

Рено Бюрнье – потомственный швейцарский винодел. Марина Бюрнье выросла в Москве, окончила экономический факультет МГИМО, училась в Швейцарии. Они познакомились благодаря винограду и вину. А что может быть органичнее для истории любви, чем вино? Сейчас Рено и Марина управляют семейной винодельней в станице Натухаевская недалеко от Анапы и делают настоящее русское вино, одно из которых так и называется – «Люблю». Историю Рено и Марины рассказала Lavkagazeta.

Досье

Рено и Марина Бюрнье, основатели компании «Гранд-вино» и семейного винодельческого хозяйства на Кубани. Площадь хозяйства – 50 га, объем производства – 200 тысяч бутылок в год, ценовая категория – 800-1900 рублей за бутылку. Хозяйство запущено в 2003 году на собственные средства семьи Бюрнье при участии российского инвестора – одного из крупных банков.

Рено и Марина Бюрнье.jpg
Рено и Марина Бюрнье. Фото: Константин Грибов (konstantingribov.com).

Кое-что о семье Бюрнье
 

В Швейцарии много небольших частных виноделен. Страна небольшая, но здесь много терруаров с абсолютно разным климатом и разными сортами винограда – на востоке, в немецкой части, растут рислинг и гевюрцтраминер, ближе к Италии – мерло, а в регионе трех озер, вблизи озера Нешатель, где находятся виноградники семьи Бюрнье – классические сорта пино нуар и шасла. 

У семьи Бюрнье в Швейцарии около 7 гектаров земли, которые по кусочкам собирали несколько поколений. Это считается средним предприятием. Среди клиентов Бюрнье много таких, предки которых когда-то покупали вино еще у дедушки Рено. В Швейцарии считается, что у каждой семьи должен быть свой винодел. Так же, как семейный доктор. Важно знать того, кто производит вино, которое ты пьешь. Человек не просто покупает вино, он приобщается к философии винодела, его отношению к земле, природе, истории.

Все деды Рено Бюрнье и их братья были виноделами, а первые упоминания о винном доме Бюрнье относятся к XIV веку. Семья Бюрнье давно связана с Россией. Сестра прадеда Рено была гувернанткой в семье Николая II – нянчила детей царских сестер. После Октябрьской революции вернулась в Швейцарию. И на семейных праздниках часто рассказывала про Россию – замечательную великую страну, где скачут тройки, стоят роскошные дворцы и гремят потрясающие балы. Поэтому Рено с детства считал Россию волшебной страной.

burnier.png
           Герб семьи Бюрнье. 

У Рено абсолютный слух, в детстве он даже хотел стать оперным певцом. Или капитаном дальнего плавания. Но, помогая деду и отцу в работе на виноградниках и семейной винодельне, постепенно понял, в чем его настоящее призвание. И в 20 лет пошел учиться на агронома-виноградаря, затем в высшую школу энологов. 

Одним из его преподавателей был очень уважаемый профессор Морис Мишла, который побывал в Крыму и Краснодарском крае еще в середине 80-х. Впечатленный поездкой, профессор рассказывал, что на юге России отличный климат и прекрасные условия для виноградарства. И Рено решил обязательно там побывать. 

История любви 

Марина Бюрнье: После окончания МГИМО я получила стипендию Швейцарской конфедерации и поехала в Берн продолжать учебу. Моя специальность – маркетинг, о котором в России тогда никто ничего не знал. Однажды увидела в городской газете объявление: там предлагали арендовать виноградный куст за 100 франков на 10 лет и каждый год получать вино с указанием на этикетке собственной фамилии. Эта идея меня захватила, я решила подробнее узнать про местное виноделие. 

Швейцарские виноделы часто сопровождают презентации вина выставками художников и скульпторов. Однажды я попала на вернисаж такой выставки на винодельню Бюрнье. Познакомилась с Рено. Спросила: «Можно у вас арендовать куст винограда?» А он ответил: «Я дам тебе 800 кустов, но тебе придется самой за ними ухаживать». 

Слово за слово – мы поехали на виноградник. Я была очарована красотой этого места с невероятным видом на озеро. Рено сказал: «Вот за этот виноградник ты отвечаешь». Я работала целый год и получила 800 бутылок отличного вина с собственным именем! В итоге влюбилась и в виноградник, и в Рено. 

Что такое красностоп

Рено впервые приехал в Россию в 1999 году с Мариной. Он хотел попробовать местное вино. Но в ресторанах и магазинах русского вина просто не было, считалось, что оно очень плохое. Рено удивился: «Такого не может быть! Поехали на юг России искать хорошее вино!» 

Договорились с Краснодарским институтом виноделия и виноградарства и поехали на сбор винограда в его опытное хозяйство на хутор Бужор под Анапой. В горбачевскую антиалкогольную кампанию виноградники сильно пострадали, выглядели, как после войны. Но когда Рено попробовал первый виноград, он пришел в восторг! Достал рефрактометр, измерил количество сахара в ягодах и сказал: «Просто супер! Расскажу друзьям, они не поверят!». 

Это был виноград местного сорта «красностоп». По одной из версий это название он получил из-за того, что окрашивал в ярко-красный цвет стопы людей, которые мяли его ногами перед отправкой в бродильные чаны. 

Рено с Мариной начали искать участок под виноградник. Местные агрономы отговаривали их от затеи высадить красностоп: «Мы его в вино добавляем только для цвета, лучше привезите сюда нормальные европейские сорта». Но Рено это было неинтересно – он хотел делать именно русское вино! 

Склоны Бюрнье 

Марина Бюрнье: В поисках подходящего участка мы проехали все побережье от Дивноморского до Тамани. Изучали климат, общались с агрономами, делали анализ почв. То есть, теперь мы тут знаем буквально каждый клочок земли. В то время земли под виноградарство никого не интересовали, нас считали сумасшедшими. Все думали, что умный человек не станет вкладывать деньги с перспективой окупить их через полтора десятка лет. Но мы точно знали, чего хотим. 

Однажды мы поехали смотреть под винодельню какие-то развалины в горах. Потом мчались обратно, чтобы не опоздать на самолет. И вдруг Рено увидел вдали чудесный склон, очень похожий на склон, на котором находятся наши семейные виноградники в Швейцарии. Подъехали туда, Рено бегом поднялся наверх и сказал: «Если будем делать виноградник в России, то только здесь!». Он сразу это почувствовал, хотя до этого мы серьезно изучили больше десятка участков.

Виноградник Бюрнье.jpg
Виноградник Бюрнье расположен на живописном склоне в окружении леса.
Фото: Константин Грибов (konstantingribov.com).
  

Участок, понравившийся Рено, оказался бывшим совхозным виноградником. который был заброшен и за 15 лет зарос бурьяном. В 2001 году право его аренды Рено и Марина выкупили у местного фермера. Тогда же началась работа по созданию виноградника.

Он находится на той же широте, что и французское Бордо, этот пояс считается самым благоприятным для виноградарства. Высшая точка виноградника  – 140 метров над уровнем моря. Наверху склона очень хорошая мергелевая почва, что обеспечивает насыщенный минеральный состав белых вин. Внизу много глины, которая дает хорошую структуру для красных вин – солидность, сложность. Площадь участка - 50 гектаров.

С трех сторон участок окружен  лесом, который простирается на 70 км – никаких предприятий и крупных трасс. Склон обеспечивает естественную циркуляцию воздуха, здесь всегда легкий ветерок, который обсушивает ягоды, и поэтому на них не развиваются болезни. 

Марина Бюрнье: У нас сейчас 12 разных сортов винограда. Рено провел огромную работу по изучению почвы и выбору сортов. Сделали массу анализов, прочитали уйму книг, поговорили со многими местными агрономами. Саженцы привезли из Италии и Франции. Хорошие местные саженцы красностопа с огромным трудом нашли в Новочеркасске. В итоге почти все сорта прижились и дают хороший урожай. 

Рено очень волновался, посадив первые 17 гектаров. Но когда попробовал первое молодое вино, понял, что не ошибся! Наш виноградник при хорошем уходе еще 50 лет будет расти и давать урожай без проблем. 

Особенности русского виноделия 

Рено Бюрнье: Между русскими и швейцарцами огромная разница. Каждый день бывают сюрпризы. Часто хорошие, иногда не очень, но точно никогда не скучно. Сегодня сюрприз в том, что у нас запланирован розлив, а бутылки нам не привезли. Звоним на завод, а у них пресс-форма сломалась. Знали они об этом еще позавчера, но не предупредили, что сроки сорвут, даже в голову не пришло. А к нам специально человек из Швейцарии приехал, чтобы проконтролировать эту работу. В России люди не привыкли ценить чужое время, из-за этого часто рабочие процессы сильно затягиваются. 

Приходится строго относиться к сотрудникам в рабочее время – никаких поблажек не делаю. Но ребята в основном молодые, команда отличная, все понимают мои требования. Самое главное, что у них есть желание. А после работы мы можем  поговорить о жизни. 

Рене Бюрнье.jpg
В этих бочках - годы работы. Фото: Константин Грибов (konstantingribov.com).  

Марина Бюрнье: Однажды известные российские профессоры, которые учат агрономов-виноградарей, спросили меня: «Почему у вас такие ухоженные виноградники – это вы для туристов делаете, чтобы красиво было?» Когда Рено услышал это, он был ошарашен: «Вы серьезно считаете, что вся эта огромная работа делается для того, чтобы туристам было красиво?!» 

В России почему-то не обращают внимания на детали. В Швейцарии считают – если хочешь получить хорошее качество, то должно быть продумано и сделано отлично все до самых мелочей, а не просто «в общем». Вот под кустом кусок проволоки валяется. Должны были заметить и убрать, но никто этого не сделал. Мы это объясняем, контролируем, но потом все повторяется снова. Придется самой подобрать. 

Мы стараемся найти и воспитать хороших ребят в России. В Швейцарии люди с детства привыкают отвечать за свой труд. У нас же считается нормально, если сделано кое-как, приблизительно. Но мы ко всем сотрудникам относимся как к семье – это действительно отличные ребята, прекрасная команда. 

«Спрашивайте во всех ресторанах мира» 

Марина Бюрнье: Когда мы работали над первыми этикетками, нам все советовали сделать так, чтобы было непонятно, что вино русское. Пусть лучше покупатели будут думать, что оно французское, швейцарское – какое угодно, лишь бы не российское, которое никто не хочет покупать! Но мы всегда подчеркивали, что будем делать только настоящее русское вино! 

Первые продажи мы начали в 2014 году. В этом году вышли на самоокупаемость.

Сейчас наши вина продаются в  разных странах мира. Швейцарцам интересна история их земляка, ставшего русским виноделом. Вина Бюрнье подают в пятизвездочных гостиницах, например, в гранд-отелях в Гштадте, в Берне и других известных местах. Продаем вино в Гонконге, Германии, Великобритании и сейчас ведем переговоры со Швецией, есть интерес в разных странах. 

В каждой стране свои правила ввоза алкоголя, надо прорабатывать логистику, проводить дегустации, работать с дистрибьюторами. Но могу точно сказать, что интерес есть – людям в самых разных странах интересно российское вино! И оно должно занять достойное место в винных картах ресторанов мира. 

Вина Бюрнье 

«Красностоп». Выдержано 18 месяцев в дубовых бочках. Ароматы зрелых фруктов с нотками чернослива. Идеально сочетается с дичью и бараниной.

krasnostop.png 

Марина Бюрнье: Наш принцип – делать солидные качественные вина, которые долго выдерживаются, которые можно долго хранить. Здесь южный климат, вина получаются насыщенными. Чтобы вино пришло в гармонию, нужно время. У любого вина три этапа жизни – молодость, зрелость, затем спад и старость. Красностоп 2008 года может храниться больше 20 лет. Мы были первые, кто сделал 100-процентный красностоп, только потом на него стали обращать внимание другие хозяйства. Жак, швейцарский друг и помощник Бюрнье, попробовав молодой красностоп 2015 года сказал, что о нем мы обязаны заявить всему миру – высылать всем мировым критикам. Но мы не хотим участвовать в конкурсах. Конкурсы – это отдельный бизнес. 

«Мерло». Красное сухое вино из винограда сорта Мерло.

merlo.png 

Марина Бюрнье: Однажды мы с Рено пришли в винный бар в центре Лозанны. Хозяева – итальянцы. Бар расположен в деловом центре, кругом банки и адвокатские бюро. Деловые люди здесь встречаются после работы, чтобы выпить бокал вина. И все они пили наше мерло! Вообще итальянцы считают, что самое лучшее мерло – итальянское. Но хозяева бара сами нашли через дистрибьютора наш продукт. Владелец бара представил гостям Рено, и к нам стали подходить люди. 

Один сказал: «Я друг России! Завтра улетаю в Челябинск, у меня там крупный проект». Другой рассказал, что он банкир и у него много русских партнеров. Это было очень приятно и интересно видеть, как люди открыты, с какой симпатией относятся к нашей стране, с каким удовольствием они пьют российское вино без всяких предубеждений. Здесь же, в Москве, у людей до сих пор в голове сидит стереотип «Если это сделано в России, значит – плохо!» 

«Люблю». Ассамбляж Шардоне, Пино Гри, Пино Блан, Мускат. Цветочный, фруктовый аромат с нотками мёда и бузины. Богатые, полнотелые, минеральные ноты.Идеально подходит к морской рыбе, икре, фуа-гра, птице и спарже.

lyublyu.png 

Марина Бюрнье: Однажды Рено сказал, что надо срочно придумать название для нового вина. Я постаралась прислушаться к себе и поняла, что, несмотря на трудности, я люблю жизнь, и очень люблю наш проект. Слово «люблю» вышло изнутри как некий посыл миру, который несет наше вино. Я предложила это название, а Рено ответил: «Удивительно, только что я слушал по радио интервью с французским писателем, который сказал, что «люблю» – самое красивое слово в русском языке. Для иностранцев оно звучит очень мелодично и красиво. Невероятное совпадение. И очень удачное, поскольку мы продаем это вино с русским названием не только в России».  

Как устроена винодельня Бюрнье 

Винодельня расположена прямо на винограднике. Дело в том, что при транспортировке виноград сразу начинает портиться – трескается кожица, начинается окисление. Поэтому винодельня, расположенная прямо на винограднике – это идеальный вариант. 

По правилам цех должен находиться ниже уровня земли. Для этого пришлось долбить скальные породы, но оно того стоило. 

Рено придумал концепцию винодельни, проект разработали швейцарские архитекторы. А потом чертежи отдали в местный проектный институт. Российские строительные нормы разрабатывались в 70-х и не рассчитаны на применение современных материалов и энергосберегающих технологий. Из-за этого на каждом этапе Бюрнье приходилось отстаивать свои требования, идя на компромиссы в некоторых мелочах. 

Строительство начали в 2008 году. В первую очередь наладили производство, чтобы оно нормально функционировало. А в плане отделки и внутреннего дизайна еще очень много надо сделать. 

Бюрнье придерживаются принципов биодинамики, применяют ресурсосберегающие технологии, по максимуму используют энергию солнца. 

Чтобы обеспечить минимальное механическое воздействие на виноград, Бюрнье применяют гравитационный метод производства – собранный и отсортированный вручную виноград попадает в пресс по наклонному желобу. В бродильные емкости сок попадает также без помощи насосов – под действием силы тяжести. При этом не разрушаются косточки, что избавляет вино от горечи. 

Лучшим материалом для бродильных емкостей считается бетон. Чтобы построить бетонные емкости, нанимали строителей из Италии, Венгрии, Швейцарии и Португалии. 

Вино выдерживается в дубовых бочках. В хранилище помещается около 500 бочек из французского дуба. Каждая 225-литровая бочка с учетом доставки обошлась в 1000 евро. В России качественные бочки пока никто не производит.

Винодельня Бюрнье II.jpg
Фото: Константин Грибов (konstantingribov.com).  

Читайте также:

Как устроена ферма по разведению улиток.
Как и на чем зарабатывает агро-туристическая ферма.
Как запустить производство брутальной кухонной утвари из натурального дерева.





Комментарии

0
Войдите через аккаунт социальной сети:
  • Прокомментируйте первым.

Это ответ на комментарий (отмена - x)
Все материалы