«Онлайн – не панацея»: как языковой центр переживает кризис

Прочтёте за 5 мин.

«Никакого быстрого роста не будет, всё всерьёз и надолго»

IT-инструменты, которые использует Наталья Острякова

  • 1С:Бухгалтерия
  • MyStudy
  • Zoom
  • Skype

В текущий кризис многим образовательным проектам пришлось уйти в онлайн. И, возможно, сложнее всего пришлось тем из них, которые специализировались на очных курсах-интенсивах «с погружением». Языковой центр «Свобода Слова» проводил выездные тренинги, во время которых клиенты за восемь дней получали знания, равные году обучения. Перевести этот формат в онлайн невозможно. О том, как центр пытается выжить и за счёт чего рассчитывает вернуть упавший спрос, порталу Biz360.ru рассказала его основатель Наталья Острякова.

Досье

Наталья Острякова, основатель языкового центра  «Свобода Слова». Окончила Московский государственный машиностроительный университет по специальности «инженер», МГУ по специальности «социолог» и Московскую школу управления «Сколково» по программе «Практикум для директоров». Работала руководителем HR-отдела в российско-французской компании «Экогаз». Языковой центр открыла в 2005 году.

Наталья Острякова

Как всё начиналось

Я основала центр по обучению английскому языку более 15 лет назад. До этого я не была профессионально связана с английским. Более того, по первому образованию я инженер и до какого-то момента вообще не знала никаких языков. Но, устроившись на работу, где шефом был француз, мне пришлось проявить настойчивость и освоить французский. Так что я не понаслышке знаю, что такое ходить на занятия и делать домашнюю работу. 

Спустя какое-то время я узнала об интенсивной методике, по которой в советское время учили тех, кому нужно было знать язык - лётчиков, разведчиков, космонавтов. Она предполагает интенсивный курс с полным погружением, во время которого задействованы основные каналы коммуникации: зрение, слух, речь и осязание. Основное отличие методики, разработанной группой учёных под руководством профессора Петрусинского, от традиционных способов изучения иностранного языка – в скорости. «Студенты» занимаются целый день на протяжении нескольких дней. 

Я решила попробовать эту методику на себе, собрала тестовую группу и была удивлена результатами – своими и одногруппников. За 10 дней у меня был прирост в 1800 слов. Мы убедились, что методика даёт прекрасные результаты, и я стала набирать группы для обучения. С этого и началась наша «Свобода Слова». 

Как всё работает

Сейчас наш флагманский продукт – 8-дневный интенсивный тренинг с погружением. Мы занимаемся по 12 часов в день – в сумме 96 часов или 128 академических часов. За это время человек «получает» пассивный словарный запас из 4500 слов, которые он может узнать в речи или в тексте, но пока не может воспроизвести по памяти. Часть из них постепенно переходит в активную речь, причём процесс этого перехода продолжается и после окончания курса. 

У нас есть компьютерная программа, которая позволяет выдавать людям большой объём информации в виде слов и фраз. Дальше мы структурируем эту информацию во время занятий практической грамматикой. А затем «выводим» её в активное употребление с помощью игр, кейсов, творческих заданий и языковых клубов. Таким образом, мы решаем главную проблему большинства учеников - снимаем языковой барьер. 

Мы проводили наши тренинги в подмосковном пансионате. Выездной формат сам по себе даёт много преимуществ. Главное из них – человек постоянно сконцентрирован на процессе обучения. Если он просто приходит на занятия 2-3 раза в неделю, он всё равно думает о своих делах. А когда «студент» находится на выездном тренинге, его ничего не отвлекает, он всё время погружен в учебный процесс как в увлекательную игру.

Biz360.ru 

За 8 дней ученик получает объём знаний, который равен годовой программе обучения в традиционном формате. С помощью психо-гимнастики и аутотренинга мы постоянно держим людей в бодром активном состоянии. 

Можно проводить этот тренинг и на территории заказчика. Например, у нас был очень крупный проект в Тольятти. Там мы за 2 месяца в интенсивной форме обучили более 700 сотрудников. Мы ездили с нашими тренингами даже в Арабские Эмираты – с современными технологиями нет преград для обучения и развития. 

Большинство наших клиентов – люди бизнеса в возрасте от 30 лет. Кто-то платит за себя сам, за кого-то платит компания. Всех наших клиентов объединяет то, что у них очень конкретные ожидания и высокие требования. Как мы сами любим говорить, наш курс – амбициозный продукт для амбициозных людей. 

Тренеры вместо преподавателей

В нашей методике обучения ключевую роль играют преподаватели. Это специалисты высочайшей квалификации. У нас это даже не «учитель английского» и не репетитор, а скорее бизнес-тренер, который умеет управлять группой. Он должен быстро и ясно донести тему, а затем грамотно управлять общением учеников на английском языке, чтобы они могли усвоить весь пройденный материал. 

Таких специалистов на рынке труда нет – их можно только воспитать. У нас есть своя внутренняя «школа тренеров». Сначала мы стажируем нового сотрудника, прикрепляем к нему наставника. Потом он проходит защиту, а затем и аттестацию. Обучение тренеров – очень важный процесс, от которого сильно зависит качество нашего продукта. Если по нашей программе будет проводить занятия «обычный» преподаватель – она просто не сработает. 

Частичный переход в онлайн

Мы почувствовали на себе влияние коронакризиса в марте, когда корпоративные заказчики стали отменять тренинги для сотрудников. Потом закрыли все образовательные учреждения. У нас была надежда, что это продлится максимум месяц-полтора. Но вскоре стало понятно, что всё гораздо серьёзнее. Многие компании сказали, что до конца года не будут обучать у нас сотрудников. Так что кризис и все антикризисные ограничительные меры отразились на нас настолько сильно, насколько это вообще возможно.

Свобода слова 

Мы всегда были адептами «очного» обучения. Но за несколько дней были вынуждены перейти в онлайн и перестроить бизнес-процессы. Главная проблема заключалась в том, что наш флагманский продукт – 8-дневный тренинг – перевести в онлайн-формат невозможно. У нас есть и другие программы – например, интенсивный тренинг по вечерам или тренинг делового английского. Теперь мы проводим эти тренинги с помощью Zoom и стараемся их продавать, насколько это возможно. 

На тренинги, которые перевели в онлайн, мы снизили цену на 30%. Но несмотря на то, что мы стараемся «выпрыгнуть из штанов» и сделать в онлайне всё, что возможно, наша выручка упала на 70%. Сейчас речь идёт не о прибыли, а о том, чтобы хоть как-то уменьшить объём убытков, сохранить уникальный продукт и коллектив. 

Помощи ждать неоткуда

К сожалению, никакой помощи от государства мы не получили. Как это ни парадоксально, наш вид деятельности не вошёл в список пострадавших. Наш ОКВЭД всего на одну цифру отличается от того, по которому положена господдержка. Мы закрыты указом мэра Москвы и не уволили никого из сотрудников. Но по бюрократической причине мы не можем получить никакой помощи. 

Чисто по-человечески это очень обидно. Я по убеждениям лояльный государственник, но вся эта ситуация вызывает у меня очень глубокое разочарование. Создаётся впечатление, что мы никому не нужны и неинтересны. 

Ко всему прочему, нас не поддержал арендодатель и ни на копейку не снизил арендную ставку – при том, что офис закрыт уже 3 месяца. Я написала арендодателю восемь писем – а он отвечает формальными отписками - «вы не пострадали, у вас ОКВЭД не соответствует». Мы сидели в этом бизнес-центре более 5 лет, и у нас ни разу не было задолженностей по платежам. Но видя, что мы уже 3 месяца закрыты, арендодатель всё равно не даёт нам никаких улучшений условий. Аренда офиса обходится нам почти в 500 000 рублей ежемесячно, и сейчас это наши прямые потери. 

Свобода слова

За время кризиса мы никого не сократили. У меня уникальный коллектив, который дорог мне и с точки зрения бизнеса, и чисто по-человечески. Чтобы «вырастить» тренера, нужно минимум 2 года. Это ручное и трудоёмкое производство. Компании уже 15 лет, и я до сих пор хожу на все аттестации, общаюсь со всеми тренерами. Команда создавалась годами, и я вложила в это очень много сил. 

Конечно, нам пришлось несколько урезать зарплаты сотрудникам и перевести их на удалённую работу. А сам переход не составил для нас никаких сложностей. У нас уже действовала учётная система, в которой можно работать удалённо. Многие сотрудницы, уходя в декрет, не хотели полностью прекращать свою деятельность и работали на удалёнке. 

Так же действовала и я сама. У меня четверо детей, и двух последних я родила и вырастила параллельно со своим бизнесом. Так что опыт работы «на расстоянии» у нас уже был, в этом смысле мы очень гибкие. 

Что дальше

Даже если коронакризис в ближайшее время закончится, я настраиваюсь на долгий период восстановления. Никаких ложных иллюзий по поводу «быстрого роста» не испытываю. Падение оборота по сравнению с докризисными временами неизбежно, и это очень печально. Главная проблема – это платежеспособность наших клиентов, в том числе корпоративных. 

Также есть много сложностей технического характера. К примеру, пансионат, куда мы ездили 15 лет, закрыли для групп. А «частных» гостей он теперь принимает минимум на 14 дней. То есть нам надо искать другого партнёра по размещению. 

В любом случае, мы постараемся вернуть 8-дневные тренинги с того момента, как это разрешат. Но никто не знает, как события будут развиваться дальше. И мне ничего не остаётся, как принимать ситуацию такой, как она есть. Не опускать руки, действовать и выживать при любых обстоятельствах. 

Уроки кризиса

Главный урок этого кризиса – нельзя «ломаться» психологически. В первую очередь судьба компании зависит от собственника. И когда у него нет психологического ресурса для выживания – начинаются серьёзные проблемы. Многие растрачивают все свои силы на возмущение и неприятие ситуации. Но надо чётко понимать, что всё это надолго. И даже путём максимального напряжения «здесь и сейчас» проблему решить не удастся. Если сравнивать со спортом, нужно настраиваться не на стометровку, а на марафон. 

Хорошо быть боссом, когда всё хорошо. Но когда всё плохо, нужно срочно перестраивать собственный ресурс, больше опираться на команду. У сотрудников тоже есть желание выплыть, они движутся с тобой в одном направлении. Нужно вставать на позицию каждого. Понимать, где каждый может чуть-чуть подвинуться или приложить больше усилий, чтобы в целом компания выжила. 

Свобода слова

Ещё один момент – надо очень внимательно читать договоры. Мы сильно «попали» с нашим арендодателем. Он не пошёл нам навстречу в вопросе скидок на аренду, а расторгнуть договор мы не можем – таковы его условия. Мало кто раньше читал пункты договора, связанные с форс-мажором: ведь он «никогда не наступит». Теперь мы будем читать абсолютно каждый пункт. 

Самый очевидный вывод из всего произошедшего – далеко не все факторы можно запланировать и просчитать. Мы все привыкли «жить по бизнес-плану», стараясь сводить количество неожиданностей к минимуму. Потом приходит пандемия – и все эти планы разлетаются, как карточный домик. 

Когда жизнь нас встряхивает таким вот образом – с этим ничего не поделаешь. Но даже здесь, если постараться, можно увидеть свои плюсы. Во-первых, очень многое «всплывает наружу». Видишь, как проявляются люди – и на уровне поставщиков и подрядчиков, и на уровне коллег или членов семей. Мы столкнулись с другой реальностью. Это очень отрезвляет и показывает, на что важно и нужно опираться в жизни.

Наталья Острякова

Чтобы не пропустить интересную и полезную для вас статью о малом бизнесе, подпишитесь на наш  Telegram-канал страницу в Facebook и  канал на «Яндекс.Дзен».

18 июня 2020

Комментарии

0
Войдите через аккаунт социальной сети:
  • Прокомментируйте первым.

Это ответ на комментарий (отмена - x)
  • Задайте вопрос
    профи

    Наши эксперты ответят на любой вопрос

    Задать вопрос
    Ваш вопрос отправлен

    Ваш вопрос

    Введите Имя
    Введите E-mail
    Отправить Очистить
Возможно, вас заинтересуют другие наши материалы
Идёт загрузка материалов